Scientific journal
Advances in current natural sciences
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,823

Mihaylova E.V.

В рамках современной цивилизации на че­ловека постоянно воздействует множество стрес­соров. В экзистенциальной психологии для жите­лей современных мегаполисов даже существует особый термин - «общественный невротик»,. Однако, даже в условиях столь неблагоприятного фона, адаптационные срывы как правило, прово­цируются необычайными по силе или длительно­сти факторами. Как показывают наблюдения и экспериментальные данные, жертвы психотравмирующих ситуаций переживают острое состоя­ние травматического стресса до месяца по окон­чании воздействия стресс-факторов. Потом большая часть людей приходит в обычное для них состояние. Однако у некоторых лиц воздей­ствие продолжается и после этого срока.

Состояние субъективного дистресса и эмоциональные расстройства, как правило, пре­пятствующие социальному функционированию и продуктивности, и возникающие в период адап­тации к значительному изменению в жизни, обо­значаются как «расстройство приспособительных реакций» или «расстройство адаптации» (РА).

В противовес им, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) определяется, как тревожное расстройство, которое может раз­виваться у некоторых людей после воздействия ужасающих событий, воспринимаемых, как жиз­ненная катастрофа, в которых возник серьезный физический вред или его угроза.

Кардинальное отличие РА от ПТСР - от­сутствие феноменов воспроизведения психотравмирующей ситуации («флэшбэков») в дневное время. К тому же, проведенный В.М. Волошиным сравнительный анализ симптомов РА и ПТСР (боевой и не боевой стресс), показал, что по тя­жести симптомов РА статистически достоверно (р < 0,05) уступают симптоматике ПТСР в обеих группах.

Первоначально термин «ПТСР» возник в связи с психологическими последствиями совре­менных войн. Сложные и разнообразные пато­генные факторы боевых действий приводят к развитию целого ряда заболеваний. После войны, у человека изменяется поведение: возникает ало­гичность, непоследовательность поступков, алко­голизм, наркомания, психовегетативные рас­стройства. По данным американских авторов, разнообразные расстройства, связанные с участи­ем в боевых действиях, формируются примерно у 25% военнослужащих. Со временем, их частота снижается до 10-20%. Наблюдаемая врачами симптоматика тоже изменяется со временем. В частности, если в начале явственно преобладает тревожный тип расстройства, то в дальнейшем у части пациентов он трансформируется в дисфорический, а у части - в апатический вариант рас­стройства. Соматоформный тип ПТСР (17,6%) представляет наибольший интерес для врачей не психиатрической специальности, так как эти па­циенты присутствую в общемедицинской сети с разнообразными жалобами соматического харак­тера.

Мною было обследовано 119 бывших во­еннослужащих мужского пола, трудоспособного возраста (18-60 лет), находящихся на лечении в неврологическом отделении ОГУЗ «Смоленский областной клинический госпиталь ветеранов войн». Было установлено, что при низких уров­нях реактивной тревожности, все бывшие участ­ники ЛВК имеют личностную тревожность на грани умеренной и высокой (в среднем - 42,56 балла по шкале Спилбергера-Ханина). Кроме того, показатели личностной тревожности в группе «40 лет и старше» имеют достоверно меньший разброс, чем у мужчин до 40 лет (σ1 = 7,96, σ2 = 11,05). Возможно, это связно с тем, что молодой организм имеет более широкие адаптив­ные возможности, а также с большим количест­вом социальных проблем у людей зрелого воз­раста. Однако, учитывая коморбидную отягощенность ПТСР и РА при последствиях боевого стресса, подобные результаты могут быть следст­вием компенсаторно-приспособительных реакций (повышенная личностная тревожность, как сред­ство превентивного реагирования). К тому же, у всех пациентов - бывших участников ЛВК отмечается пониженный фон настроения на границе с клинически выраженным депрессивным состоянием. Уровень стресса по шкале Холмса-Рея со­ответствовал высокому риску возникновения и обострения психосоматики (более 50%). Все это делает желательным проведение психологиче­ской и медикаментозной коррекции.