Scientific journal
Advances in current natural sciences
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,653

Проблема формирования поведенческих стратегий личности на данный момент является малоизученной. Тем более нет исследований, касающихся связей стратегий поведения с типологическими особенностями личности, базирующимися на взаимодействии  первой и второй сигнальных систем.

Исследуя данную проблему и выделяя слово как универсальное средство сигнализации, могущее заменить все возможные для человека раздражители, Павлов подчеркивал, что формируясь на базе первой, вторая сигнальная система надстраивается над ней, находясь при этом в постоянной взаимосвязи. Возникновение II сигнальной системы относится к концу первого - началу второго года жизни, проходя при этом 3 стадии.

На первой, связанной с появлением понимания ребенком речи окружающих и возникновением первых собственных слов, начинают образовываться смысловые связи между словом, предметом и действием. Корковые процессы, возникая под влиянием словесных воздействий, проявляются в виде движений или действий.

Л.С. Выготский выделяет три стадии, при которых слово становится отражением действительности:

  1. отражение отношения к вещам, которые оно обозначает;
  2. использование конкретно-предметной связи для удовлетворения элементарных потребностей при посредстве взрослых;
  3. самостоятельное осмысление ребенком связей и отношений;

В ходе формирования процесса активного речевого общения и появления словесных реакций в ответ на воздействие окружающих предметов наступает 2-я стадия форм. II сигнальная система, при которой устанавливается такая тесная взаимосвязь между I и II сигнальными системами, что все раздражения, приходящие в I сигнальную систему обязательно проходят и во II, т.е. мы наблюдаем опосредование речью всех раздражений и реакций ребенка.

Третья стадия в развитии II сигнальной системы отличается появлением ее относительной самостоятельности, при которой I сигнальная система находится как бы в заторможенном состоянии, не принимая участия в реализации состоявшихся и формировании новых связей.

Таким образом, вторая сигнальная система, появляясь вместе с пониманием ребенка речи окружающих и формируясь в процессе овладения средствами языка и использования его в общении, принимает все большее участие во всей динамике мозговой деятельности ребенка, становясь со временем доминирующей.

Становление типов ВНД происходит на протяжении всего детства. Уже в дошкольном и младшем школьном возрасте отмечается проявление черт или того или иного типа ВНД.

При этом анализ работ известных психологов и физиологов свидетельствует о преобладании в детском возрасте черт «художественного» типа. Так, например, В.В.Зеньковский подразделяет мышление дошкольника на познавательные и эмоциональные: «как особая форма психической работы, как особый путь ориентирования и понимания, познавательное мышление диффренцируется медленно постепенно освобождаясь от влияния эмоций и желаний. При этом он отмечает, что мышление дошкольника никогда не бывает «чистым», поскольку подчиняется общим жизненным задачам ребенка, выдвигаемым перед ним эмоциональной сферой: «центр психической работы у ребенка лежит не в его интеллекте, а в эмоциях, но это вовсе не ослабляет работы мышления, а только придает ей другой характер».

Однако параллельно с развитием речи в этом же возрасте формируется словесно-логическое мышление, составляющее основу мыслительного типа.

Преобладание одной сигнальной систем отличается в возрасте детей 12-16 лет, хотя целенаправленное развитие образного или логического мышления может -сформировать склонность к тому или иному крайнему типу уже в более раннем возрасте. Если же в процессе воспитания обращается внимание на развитие обоих видов мышления, то можно заложить предпосылки формирования среднего типа. На эту роль обучения в формировании специально человеческих типов указывал И.П.Павлов, говоря: «... воспитание или обучение в самом широком смысле играет очень большую роль в формировании интересующих нас типов высшей нервной деятельности человека».

Исследуя проблему поведения, его можно характеризовать с точки зрения производительности или непроизвольности регуляции деятельности или нормированности и «индивидуальности» (Х.Хекхаузен).

Теоретически и экспериментально доказано, что «при нормальных условиях все вообще произвольные реакции человека опосредуются и регулируются второй сигнальной системой» (Е.И. Бойко). Что касается нормированности или «индивидуальности», то, как считает Х.Хекхаузен, «индивидуальным» действие делает то, что оно всецело не определяется условиями ситуации. В связи с этим он выделяет 3 критерия «индивидуальности» действия по степени соответствия действиям других людей, поступкам человека в других ситуациях, действиям человека в аналогичных ситуациях в прошлом.

По мере того, как по этим показателям действие становится все более «индивидуальным», оно все меньше зависит от внешних обстоятельств и все более определяется личностными особенностями субъекта (Х.Хекхаузен).

Полученные нами экспериментальные данные свидетельствуют о том, что для детей-«художников» характерны более высокие показатели по сравнению с показателями «мыслителей» экстраверсии (72,4% и 35,7% при И > 0,1) низкие показатели эмоциональной стабильности (13,4% и 42,9% при И >0,1). При этом в женской группе «художников» отмечаются более высокие показатели экстраверсии (77,3% и 10% при И >0,1), а в мужской группе - более высокие показатели эмоциональной нестабильности (42,9% и 10% при И > 0,1). Это позволило предположить наличие у «художников» поведенческой стратегии, условно названной нами «экстраверсированной», а у «мыслителей» - интровертированной.

Исследование уровня тревожности детей, представителей крайних специально человеческих типов подтвердило выдвинутое предположение. Так, при изучении ситуативной тревожности по методике Кондаша было обнаружено, что «мыслителей» больше тревожат ситуации, связанные с обучением, для «художников» же более значимы были ситуации коммуникации. Полученные данные согласуются с результатами, полученными по ориентировочной анкете Б.Басса, отражающей разную направленность представителей «художественного», и «мыслительного» типов: у первых отмечались более высокие значения по шкале «я» и по шкале «общение», у вторых - по шкале «Дело».

Таким образом, можно предположить, что для лиц «художественного» типа особо актуальны проблемы самоактуализации собственного «Я» и их положение в социуме, что характеризует субъективную направленность личности, возможно, объяснимую повышенной тревожностью, неуверенностью в себе и своих силах, заниженной самооценкой и низким уровнем притязаний, склонностью к самообвинению, рефлексии в себе в первую очередь недостатков, чем достижений, что подтверждается также результатами опросников самоотношения В.В.Столина и личного опросника Г.Кеттела. В силу вышеназванных причин «художникам» необходимо признание их успехов, обязательная оценка извне для выработки адекватной самооценки и повышения рейтинга в собственных глазах. Все это способствует формированию «субъектной» стратегии поведения, имеющей целью достижение успеха.

Направленность же «мыслителей» на «Дело», предположительно способствует формированию у них чаще «объективной» стратегии, ориентированной на решение деловых проблем, получение объективного результата, в вероятности которого он большей частью уверен, т.к. при планировании и в процессе деятельности обычно опирается на логику, реальные факты, расчет и анализ прошлого опыта. Получаемый результат - это для «мыслителя» само собой разумеющееся подтверждение задуманного. В связи с этим, по-видимому, стратегии поведения «мыслителей» должны быть направлены на избегание неудач, ненужного риска, неожиданностей как отвлекающих и ненужных моментов. В итоге же обе стратегии поведения ставят целью получение результата и самореализацию личности.