Scientific journal
Advances in current natural sciences
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,746

THE NEW «MAMMOTH CEMETERY» IN PODESENIE

Chubur A.A. 1 Kovalchuk A.N. 2
1 Bryansk State University named after Academician I.G. Petrovsky
2 National Museum of Natural History NAS of Ukraine
В статье сообщается о новом местонахождении плейстоценовой фауны в среднем течении реки Десна. Численно резко преобладают останки мамонтов (особи разного биологического возраста – от молодых мамонтят до старых животных), в небольшом количестве присутствуют кости шерстистого носорога и зубра. Местонахождение имеет естественный характер, но могло использоваться как источник костного сырья обитателями близлежащих палеолитических стоянок группы Бужанка. Расположение местонахождения типично для «мамонтовых кладбищ» – в зоне излома продольного профиля реки, связанного с неотектоникой.
The article reports on the new location of the Pleistocene fauna in the middle part of Desna River. Remnants of mammoths (different-aged specimens – from young to old animals) are quantitatively predominate on this locality, a small amount of the woolly rhinoceros and also bison bones are presented here. Location is a natural but could be used as a source of bone raw for the inhabitants of nearby Paleolithic sites of Buzhanka. Location is typical for the «mammoth cemeteries» – in area of the fracture of longitudinal profile of a stream associated with neotectonics.
Late Pleistocene
Desna River
Palaeolithic
location
mammoth

В 1970-х гг. был открыт феномен «мамонтовых кладбищ» – природных скоплений останков мамонта. Такие скопления в разных местах насчитывали от нескольких особей до более сотни. В Восточной Европе наиболее известно Севское «мамонтовое кладбище». Оно было открыто в 1988 г. на окраине г. Севск (Деснинское левобережье) в карьере по добыче песка. В течение трех лет его исследовал сотрудник ПИН им. А.А. Борисяка РАН Е.Н. Мащенко. В Севске погибло стадо-семья, о чем его свидетельствует половозрастной состав: 19 взрослых особей и 14 детенышей мамонта, среди взрослых 18 самок, среди детенышей – 2 новорожденных, появившихся на свет весной. Большая часть костей в местонахождении залегала разрозненно и беспорядочно, перемежаясь с редкими фрагментами скелетов. Только два скелета взрослых особей и скелеты нескольких мамонтят в нижнем горизонте оказались относительно полными [7]. Мамонты из Севска – жертвы половодья, утопившего стадо, пасшееся на весенней пойме. Туши были занесены течением в старицу, которая затем превратилась в заболотившийся водоем. В процессе раскопок среди костей найдено несколько верхнепалеолитических кремней – возможно, следы группы, искавшей место для нового поселения: стратегия расселения людей в регионе, по нашему мнению, была ориентирована на «кладбища» мамонтов. Не исключено, что стоянка, синхронная «кладбищу», в Севске еще будет обнаружена в пределах коренного берега или высоких террас (к этой мысли склоняют и случайные находки палеолитических изделий в 25 км ниже по течению р. Сев). Впрочем, севских мамонтов трудно было использовать полноценно, покуда они лежали в пределах болота.

Анализ пространственного распределения останков мамонта в центре Восточной Европы продемонстрировал, что «мамонтовые кладбища» – явление не столь редкое, как представляется большинству отечественных археологов. Они приурочены к геологически определенным районам излома продольного профиля речных долин [10]. Известные «мамонтовые кладбища» и места частых находок разрозненных костей и скелетов имеют тектоническую приуроченность. Крупные балки и старицы – ловушки для несомых половодьями мамонтовых туш – чаще образовывались там, где долина реки пересекала локальное тектоническое поднятие или шов. С этими местами связаны и палеолитические районы – Костенковско-Борщевский, Пушкаревский, Новгород-Северский, Брянский. К выводу о расположении стоянок в местах массовой гибели мамонтов пришла и О. Соффер (Университет штата Иллинойс, США), которая давно рассматривает мамонта в жизни верхнепалеолитических людей как объект не столько охоты, сколько собирательства [9, 11]. Заметим, что первым реалистичный механизм формирования «мамонтовых кладбищ» наметил еще в начале ХХ века профессор Ф.К. Вовк, первооткрыватель палеолита на Десне – в Мезине, писавший: «…скопление большого числа трупов мамонтов, носорогов и т.п., целых или уже в кусках, могли быть образуемы в углублениях береговых обрывов течениями, водоворотами или намывами рек» [4].

Одно из таких мест аккумуляции останков мамонта недавно удалось зафиксировать и пока что лишь предварительно обследовать в Коропском районе Черниговской области Украины.

Материалы и методы исследования

Локализация местонахождения: надпойменные аллювиальные отложения (пойменная фация – среднезернистый кварцевый песок с примесью глинистых частиц) правого берега р. Десна между с. Бужанка и с. Вишеньки, Коропский р-н, Черниговская обл., Украина. Приблизительные координаты: 51°39’N, 33°05’E. Местонахождение обнаружено в июле 2010 г., во время купания (А. Романюк, Н. Ельченко, А. Самусь). Кости были разбросаны более чем на сотню метров вдоль берега, часть из них находились в воде.

Характеристика ископаемых останков: большинство найденных костей представлены фрагментами разной величины, со значительными дефектами поверхности в виде трещин (как старых, так и относительно свежих) и потертостей, а также эрозии внешнего слоя. Часть из них имеют следы погрызов полевками в древности. Дентин бивней слоистый, частично деминерализован, с радиальными трещинами. Кости минерализованы и имеют четкие следы патинизации. Окраска остеологического материала варьирует от светло-бурой до почти черной. Вызывает интерес обилие трубчатых костей с неприросшими эпифизами и наличие небольшого бивня мамонтенка с сохранившимся фрагментом верхнечелюстной кости.

Список видов

Мамонт Mammuthus primigenius Blumenbach, 1799:

  • нижние челюсти (mandibulae) – 3 (1 pars sinister, 2 – pars dexter);
  • бивни (dentes incisives) – 8 (большинство представлено фрагментами, в основном от молодых особей);
  • моляры (dentes molares) – 9 (в наличии целые зубы, их фрагменты (по 4-5 пластин), а также отдельные дентиновые пластины);
  • плечевая кость (humerus) – 1 (обломок);
  • локтевая кость (ulna) – 4 (целые кости взрослых особей);
  • лопатка (scapula) – 6 (3 целых, в т.ч. 1 от старой особи, и 3 фрагмента с сохранившимися акромионами);
  • позвонки (vertebrae) – 6 (целые позвонки грудного, поясничного и крестцового отделов позвоночника);
  • ребра (costae) – 8 (фрагменты);
  • изолированные эпифизы трубчатых костей (epiphyses) – 2;
  • кости таза (pelvis) – 5 (обломки);
  • бедренная кость (femur) – 10 (целые кости и фрагменты, а также суставные части);
  • большеберцовая кость (tibia) – 5 (целые кости от молодых особей);
  • таранная кость (talus) – 1;
  • фаланга стопы (phalanx) – 1.

Шерстистый носорог Coelodonta antiquitatis Blumenbach, 1799:

  • ребра (costae) – 4 (обломки разной степени сохранности);
  • лопатка (scapula) – 1 (фрагмент+акромион).

Зубр Bison bonasus Linnaeus, 1758:

  • череп (cranium) – 1 (левая половина с сохранившимся роговым стержнем);
  • пяточная кость (os calcaneus) – 1 (хорошо сохранившаяся, костная ткань плотная).

Неопределенные кости млекопитающих: Mammalia incertae sedis:

  • около 20 небольших фрагментов трубчатых костей, фрагментов эпифизов и позвонков, принадлежащих, по-видимому, представителям этого же фаунистического комплекса, в первую очередь мамонту.

Предположительный возраст местонахождения: верхний плейстоцен. Более точные суждения можно будет высказать после детальных геологических исследований костеносного и перекрывающих пластов на местности. Череп зубра отличается по состоянию сохранности и может быть датирован более поздним (раннеголоценовым) временем.

Место хранения остеологического материала: Кролевецкий районный краеведческий музей, Сумская область (директор музея А.В. Карась).

Результаты исследования и их обсуждение

Для начала отметим, что находки костей мамонта между селами Бужанка и Вишеньки и в районе этих населенных пунктов были отмечены еще в своде 1920-х гг., составленном П.И. Смоличевым [8]. Устно упоминал о новых находках костей близ Вишенок и ныне покойный директор Мезинского музея В.Е. Куриленко. Район правобережья Десны от с. Мезин до с. Оболонье, включая Свердловку, Бужанку, Вишеньки, Черешеньки, необычайно богат находками останков мамонта [10]. Это, по сути, сильно разреженное «мамонтовое кладбище». Однако концентрация в одном месте останков нескольких разновозрастных особей вне палеолитического культурного слоя или его переотложенных следов все же отмечена тут впервые.

Залегание костных остатков в пойменном аллювии, их характерная сохранность и цвет, а также отсутствие на них следов антропогенного воздействия – искусственных сколов, порезов, насечек, практически исключают их происхождение из переотложенного культурного слоя.

В то же время именно в районе села Бужанка уже известны две верхнепалеолитических стоянки (причем одна из них многослойная) с остатками мамонта. Первая открыта археологом Ю.Г. Колосовым и палеонтологом Г.А. Бачинским в 1961 г., когда совместный отряд Института Археологии АН УССР и Института геологических наук УССР вёл работы в Черниговском Подесенье с целью геологической привязки известных и вновь открытых палеолитических памятников [2, 3]. В 1963 г. Ю.Г.Колосов провел дополнительные исследования стоянки Бужанка, которые не дали существенных результатов, слегка расширив объем коллекции фауны и инвентаря [5]. Вторая Бужанская стоянка выявлена недавно и исследуется в настоящее время киевским археологом Д. Ступаком и палеонтологом М. Комар [6]. Нельзя исключать, что выявленное местонахождение фауны является следами мамонтового «кладбища», к которому были привязаны данные палеолитические стоянки, и откуда на них мог бы поступать материал для сооружения костно-земляных конструкций.

Выводы

Выявление нового крупного местонахождения позднеплейстоценовой фауны с явным доминированием костей мамонта (причем не менее 5 разновозрастных особей) заставляет вновь серьезно усомниться в верности устоявшегося среди части палеолитоведов со времен господства марксистских догм в археологии мнения об уникальности мамонтовых «кладбищ» и, соответственно, уничтожении целых стад с помощью загонной охоты [1]. Именно на этом основании часто базируется отрицание факта широкого использования естественных скоплений костей и трупов хоботных палеолитическими людьми (в первую очередь как источника топлива и строительного материала и сырья, а не пищи) наряду с активной охотой на мамонта для обеспечения питания. Межу тем, «мамонтовое собирательство» в арсенале хозяйственной деятельности палеолитического человека – это свидетельство не отсталости, а напротив – умения максимально использовать все доступные природные ресурсы в экстремальных условиях, включая природные скопления останков мегафауны – «мамонтовые кладбища».

Расположение местонахождения Вишеньки в целом характерно для такого рода объектов: на участке долины Десны с изломом продольного профиля, связанном с локальным неотектоническим поднятием. Авторы считают, что необходимо скорейшее детальное исследование этого природного объекта.