Научный журнал
Успехи современного естествознания
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,736

КЛИНИКО-ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МАЛЫХ АНОМАЛИЙ СЕРДЦА У ДЕТЕЙ С АРИТМИЯМИ

Галактионова М.Ю.
На основании результатов комплексного клинико- инструментального обследования 390 детей в возрасте от 5 до 15 лет, проживающих в г. Красноярске, была изучена зависимость клинического течения нарушений сердечного ритма и проводимости от выраженности и формы малых аномалий развития сердца. Установлены основные эхокардиографические параметры и прогностические критерии развития гемодинамических нарушений у детей с аритмиями.

Проблема сердечно-сосудистых заболеваний среди детского контингента населения остается одной из актуальных в современной медицине [2,4,7]. Среди них немалый удельный вес занимают врожденные аномалии развития сердца [5, 8, 9 11].

Сегодня есть все основания высказать предположение о том, что сочетание нарушений сердечного ритма и проводимости с малыми аномалиями развития сердца не является случайным совпадением, а должно рассматриваться как взаимосвязанное явление [6, 10]. Недостаточная изученность показателей центральной гемодинамики, а также частоты возникновения и выраженности нарушений сердечного ритма и проводимости у детей с малыми аномалиями развития сердца, диктует необходимость изучения эхокардиографической морфологии клапанного аппарата и клинико-функциональных взаимосвязей различных форм малых аномалий развития сердца с нарушениями сердечного ритма и проводимости у детей [1].

Методы исследования

Проведено комплексное клинико-инструментальное обследование 390 детей (187 мальчиков и 203 девочки) в возрасте от 5 до 15 лет, проживающих в г. Красноярске. Основную группу составили 336 детей с малыми аномалиями развития сердца. Контрольная группа включала 54 ребенка без патологии развития клапанного аппарата сердца. Средний возраст обследованных составил 9,60±0,17 лет.

Регистрация электрокардиограммы проводилась в двенадцати общепринятых отведениях на апаарате "Cardiofax" (Япония). Холтеровское мониторирование ЭКГ выполнялось на системе суточной регистрации ЭКГ "ИКАР". Эхокардиографическое и стресс-ЭХОКГ - исследование проводилось с использованием двухмерного режима на аппарате "Аloka 1100" (Япония). Количественный анализ ЭХО-КГ показателей производился с помощью формулы Teichholz (L.Teichholz et al.,1976 г.). Математическая обработка полученных данных осуществлялась при помощи пакета прикладных статистических программ SPSS 8,0 и "Statistica 6,0" с использованием точных критериев Фишера, Манна-Уитни, Колмогорова-Смирнова.

Результаты исследования и обсуждение:

В результате проведенного эхокардиографического исследования в основной группе детей были выявлены следующие малые аномалии развития сердца. Так, изолированный пролапс митрального клапана (ПМК) регистрировался в 27,51% случаев, при этом у 70,71% детей с ПМК имела место трансмитральная регургитация I степени. Изолированная ложная хорда левого желудочка (ЛХЛЖ) встречалась у 21,16% детей, а у 8,33% - был диагностирован изолированный пролапс трикуспидального клапана (ПТК). Достаточно часто встречалась дисфункция хордального аппарата сердца (ДХА). Среди комбинированных вариантов малых аномалий развития сердца чаще выявлялись сочетания пролапса митрального клапана с ложными хордами левого желудочка (15,76%), пролапсов митрального и трикуспидального клапанов (9,82%).

Анализ характера жалоб показал, что головные боли, головокружения и боли в области сердца чаще отмечались у детей с изолированными ПТК и ПМК, изолированной ЛХЛЖ и их сочетанием. Жалобы на ощущение сердцебиений и перебоев в работе сердца чаще предъявляли дети при наличии изолированных ПТК и ЛХЛЖ. Потливость, снижение работоспособности, повышенная утомляемость были наиболее частыми жалобами среди детей пубертатного возраста с изолированным ПМК. Несколько реже эти жалобы отмечены у детей с изолированной ЛХЛЖ, при ДХА и сочетании ЛХЛЖ с ПМК. Синкопальные состояния чаще имели место при изолированном ПТК, несколько реже - при изолированном ПМК и при различных сочетанных формах малых аномалий развития сердца.

Функциональное состояние сердечно-сосудистой системы у детей с малыми аномалиями развития сердца характеризовалось более высоким уровнем артериального давления по сравнению с детьми контрольной группы. Так, уровень систолического артериального давления превышал аналогичный показатель детей контрольной группы в среднем на 3 мм. рт. ст. и на 10 мм. рт. ст. у них оказались выше средние величины ДАД (р=0,01).

При анализе всех обнаруженных электрокардиографических феноменов у детей основной группы выявлена тенденция к увеличению продолжительности электрической систолы предсердий и увеличению времени прохождения импульса от синоатриального узла к атриовентрикулярному узлу. У детей с изолированным ПТК клапана отмечались достоверно чаще локальные нарушения внутрижелудочковой проводимости (р=0,0280) (таблица 1).

Нарушения сердечного ритма и проводимости достоверно чаще имели место у детей с малыми аномалиями развития сердца (69,94%, против 27,80% в контрольной группе, р=0,0018). Так, экстрасистолия регистрировалась у 11 детей (4,72%) основной группы, синусовая брадикардия- у 15 (6,47%), в то время как в контрольной группе детей данных нарушений сердечного ритма не определялось. Синусовая тахикардия имела место у 15,36% детей основной и 26,91% детей контрольной группы. Миграция водителя ритма (МВР) сердца регистрировалась одинаково часто во всех группах обследованных детей - по 11,09%. Неполная блокада правой ножки пучка Гиса и атриовентрикулярная блокада I степени регистрировались в 2 раза чаще в основной группе детей, что составило 7,23%.

Исследования прямой и обратной прямолинейной корреляции выявило существование взаимосвязи частоты встречаемости аритмий от различных вариантов малых аномалий развития сердца (r=0,324; р<0,01). Так, синусовая аритмия, синусовая брадикардия, экстрасистолия, блокады ножек пучка Гиса и атриовентрикулярные блокады I степени отмечались преимущественно у детей с изолированным ПМК, реже при изолированной ЛХЛЖ и при сочетании ПМК и ЛХЛЖ. Синусовая тахикардия и МВР определялись при изолированной аномально расположенной хорде, а также при сочетании ПМК и ЛХЛЖ.

Анализ вариабельности сердечного ритма по данным Холтеровского мониторирования ЭКГ показал наличие миграции водителя ритма в 20,36% случаев у детей с изолированными пролапсами атриовентрикулярных клапанов (изолированный ПМК и изолированный ПТК); эпизоды суправентрикулярной экстрасистолии - у 55,02% детей, эпизоды желудочковой экстрасистолии у 1/3 обследованных.

У детей с дисфункцией хордального аппарата выявлялась редкая желудочковая экстрасистолия в ночное время суток и синусовая тахикардия в утренние и дневные часы. У 9,87% детей с изолированным ПТК с регургитацией III степени была выявлена редкая предсердная экстрасистолия. В 9,87% случаев регистрировались единичные предсердные экстрасистолы на фоне синусовой тахикардии у детей с сочетанным пролабированием атриовентрикулярных клапанов.

Изучение состояния внутрисердечной гемодинамики выявило достоверное увеличение показателей насосной функции сердца в сравнении с аналогичными данными в контрольной группе детей. Так, среднее значение конечного диастолического объема в основной группе варьировало от 67,31±3,78 мл (при ДХА) до 83,19±5,10 мл (при ПТК), против 54,84±3,00 мл у детей контрольной группы (р<0,001). Среднее значение ударного объема у детей без патологии развития сердца составило 33,44±1,46 мл, в то время как в основной группе детей средние значения этого показателя варьировали в пределах от 43,63±2,23 мл (при ДХА) до 53,19±3,17 мл (при ПТК) (р< 0,01). Среднее значение конечного диастолического размера левого желудочка у детей контрольной группы было достоверно ниже аналогичного показателя в основной группе детей и составило 3,54±0,12 см, против 3,92±0,10 см (при ДХА, р<0,005) и 4,27±0,12 см (при ПТК и сочетании ПМК, ПТК и ЛХЛЖ, р<0,001).

Средние значения фракций выброса, сокращения и скорости сокращения циркулярных волокон достоверных отличий между группами не имели.

Анализ результатов ЭХО-КГ исследования позволил нам выявить зависимость основных гемодинамических показателей насосной и сократительной функций миокарда от пола и массы тела детей. Выявлена тенденция к увеличению конечного диастолического размера (КДО) у детей с массой от 10,1 до 35,0 кг, у детей основной группы с массой от 35,1 кг и выше показатели конечного диастолического размера (КДР) левого желудочка не отличались от аналогичных показателей детей контрольной группы. Показатели ударного объема (УО) в основной группе детей с массой тела от 20,1 до 35,0 кг имели незначительные отличия от аналогичных показателей детей контрольной группы в сторону увеличения (таблицы 2, 3).

В результате проведенного анализа гемодинамических показателей в зависимости от площади поверхности тела, было выявлено достоверное увеличение средних значений КДО и УО у детей основной группы с площадью поверхности тела 1,1 и более м2 (р<0,001) (таблица 4). У детей основной группы с площадью поверхности тела 0,6-1,1 м2 , средние показатели КДО также не имели достоверных отличий от аналогичных показателей в контрольной группе детей. При этом значения ударного объема у детей с малыми аномалиями развития сердца и площадью поверхности тела 0,6-1,1 м2 были достоверно выше, чем в контрольной группе детей (р<0,05).

В настоящее время существует еще один информативный метод для выявления немых форм малых аномалий развития сердца и прогнозирования их влияния на работу организма- стресс- эхокардиография [3]. Среди нарушений сердечного ритма, в результате проведенного стресс - эхокардиографического исследования, выявлено преобладание синусовой аритмии. Экстрасистолия, вегетативная дисфункция синусового узла, а также феномен укорочения интервала PQ регистрировались только в группе детей с малыми аномалиями развития сердца. У 33,3% детей с малыми аномалиями и у 26,0% детей контрольной группы во время проведения стресс-ЭХОКГ были выявлены депрессии сегмента ST до -1,5 мм во II, III, aVF отведениях. На высоте нагрузки у 6 детей произошли динамические изменения ЭКГ- показателей и зарегистрированных нарушений сердечного ритма и проводимости. Так, в 3 случаях отмечалось исчезновение экстрасистолии, у 1 ребенка синусовая аритмия сменилась миграцией водителя ритма, а у 2 детей СА-блокада II степени II типа и АВ-блокада I степени носили интермиттирующий характер и исчезли на высоте нагрузки.

У детей с депрессией сегмента ST стресс-эхокардиография приводила не только к снижению средних значений САД и ДАД, но и к снижению толерантности к физической нагрузке. У 6 детей с изолированным ПМК отмечалась дистоническая реакция артериального давления на нагрузку и нарастание пролабирования створок митрального клапана до II степени с появлением митральной регургитации до середины полости левого предсердия.

При оценке показателей насосной функции миокарда левого желудочка в процессе проведения стресс-эхокардиографии у большинства детей с малыми аномалиями развития сердца была выявлена благоприятная реакция организма на нагрузку, а у 35% детей отмечалось увеличение КДО и УО на 20-40 мл. При этом у всех детей отмечалось повышение показателей сократительной функции.

В результате стресс-эхокардиографического обследования, средние значения КДО и УО увеличились у 50% детей с изолированными формами малых аномалий развития сердца и уменьшились у 50% детей с комбинированными формами. У 30% из числа всех обследованных детей были выявлены немые формы ПМК с появлением приклапанной регургитации. Увеличение степени пролабирования створок атриовентрикулярных клапанов и усиление степени регургитации отмечалось у 52,38% детей основной группы, уменьшение степени пролабирования определялось у 7,14%. В 38,16% случаев выраженность малых аномалий оставалась неизменной. Исчезновение малых аномалий развития сердца обнаружилось у 4,76% детей.

Заключение

Таким образом, как показали наши исследования, сердечно-сосудистая система у детей с малыми аномалиями развития сердца напряженно функционирует в условиях покоя. Малые аномалии развития сердца являются одним из неблагоприятных факторов, предрасполагающих к возникновению нарушений сердечного ритма и проводимости с высоким риском развития в последующем гемодинамических нарушений.

Использование стресс - эхокардиографического обследования дает возможность ранней диагностики немых форм малых аномалий развития сердца и позволяет снизить риск развития сердечных аритмий и прогрессирования нарушений внутрисердечной гемодинамики.

Полученные результаты позволяют осуществить дифференцированный подход к диспансерному наблюдению детей с малыми аномалиями развития сердца и нарушениями сердечного ритма и проводимости в амбулаторно-поликлинических условиях.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Белозеров, Ю.М. Ультразвуковая семиотика и диагностика в кардиологии детского возраста / Ю.М. Белозеров, В.В. Болбиков.- М.: Изд. "МЕДпресс", 2001. - 176 с.
  2. Беляева, Л.М. Функциональные заболевания сердечно-сосудистой системы у детей/Л.М. Беляева, Е.К.Хрусталёва. - Мн.: Амалдова, 2000 . - 208 с.
  3. Воробьёв, А.С. Клиническая эхокардиография у детей и подростков. Руководство/ А.С. Воробьев, Т.Д. Бутаев. - СПб.: Спец. литература, 1999 . - 424 с.
  4. Земцовский, Э.В. Соединительнотканные дисплазии сердца. - СПб.: Политекс, 1998. - 94 с.
  5. Меньшикова, Л.И. Значение малых аномалий развития сердца в формировании патологии сердечно-сосудистой системы у детей / Л.И. Меньшикова, В.И. Макарова, О.В. Сурова // Рос. вестн. перинатологии и педиатрии. - 2001. - № 5. - С. 39-42.
  6. Перетолчина, Т.Ф. Аритмогенное значение аномальных хорд сердца /Т.Ф. Перетолчина, С.А.Иорданиди, В.Ф.Антюфьев // Доктор Лэндинг. - 1995. - № 3. - С. 23-25.
  7. Школьникова, М.А. Современная структура сердечно-сосудистых заболеваний у детей, лечение и профилактика/ М.А. Школьникова, И.В. Леонтьева// Рос. вестн. перинатологии и педиатрии. - 1997. - № 6. - С. 14-20.
  8. Boudoulas, H. Mitral valve prolapse and the mitral valve prolapse syndrome: a diagnostic classification and pathogenesis of symptoms / Н. Boudoulas, A. Kolibach, P.Baker // Am. Heart J. - 1989. - № 118. - Р. 796-818.
  9. Cheng, T.O. Mitral valve prolapse // J. Am. Vet. Med. Ass. - 1994. - № 204. - P. 24-28.
  10. Grujic, M. Ventricular arrhythmias, ventricular late potentials and QT variability in the patients with mitral valve prolapse / М.Grujic, B. Radojkovic, G. Milasinovic // Eur. Heart J. - 1994. - № 15. - Р. 55.
  11. Negi, P.C. Arrhythmias and conduction defects in patients with mitral valve prolapse: a study based on ambulatory monitoring and electrophysiologic studies / Р.С. Negi, P.U. Kaul, V.J. Dev //Ass. Physician (India). - 1992. - № 40. - Р. 367-370.

Библиографическая ссылка

Галактионова М.Ю. КЛИНИКО-ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МАЛЫХ АНОМАЛИЙ СЕРДЦА У ДЕТЕЙ С АРИТМИЯМИ // Успехи современного естествознания. – 2004. – № 9. – С. 19-22;
URL: http://natural-sciences.ru/ru/article/view?id=13355 (дата обращения: 23.10.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074