Научный журнал
Успехи современного естествознания
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,736

Право и долг в самосознании русского народа

Панищев А. Л.
Начиная данную работу, хотелось бы обозначить основные понятия и их значения. Под словом "долг" будем понимать добровольные действия человека, обусловленные нравственными, этическими убеждениями личности. Понятие же "право" означает ту деятельность, которая санкционирована и контролируется законом, действие которого распространено на всех членов общества. Рассмотрим некоторые подходы исследователей к понятию права.

И. Кант полагал, что право представляет собой совокупность условий, при которых произвол одного человека согласован с произволом другого человека. Многие русские философы (преимущественно славянофилы) считали, что право основывается на насилии или ограничении свободы. Существует точка зрения, предлагающая право как этический минимум; например, такой подход к вопросу о праве обнаруживается в работе Вл. Соловьёва "Нравственность и право".

Современный  российский  специалист Н. Алексеев считает, что под понятием "право" следует считать "...свободную возможность к совершению каких-либо положительных или отрицательных действий, допущенных законом, обычаем или каким-либо другим источником права в каком-либо организованном общежитии" (Н. Алексеев. Обязанность и право. // www.patriotica.narod.ru). Отсюда можно предположить, что в России право рассматривают как весьма ограниченную по своим возможностям совокупность механизмов регуляции социальных отношений. Однако такой взгляд на категорию права приводит к негативному восприятию государственности как формы общественной организации, поскольку источником и одновременно гарантом права выступает государство. Если исходить с юридических позиций, то право следует представить в виде совокупности определённых государственных законов и актов. Соответственно, правовое государство, к построению которого стремится современная Россия, является тем государством, в котором сознание человека ориентировано на уважительное отношение к закону, а значит, и к государству. Однако остаётся неясным следующий вопрос: насколько путь к гражданскому обществу с развитым юридическим правосознанием соответствует ментальным особенностям русского народа?

На мой взгляд, в России не сложилось представление о праве как о необходимой государственной компоненте, организующей жизнь граждан. В силу исторических причин в России долгое время преобладал культурно-религиозный подход к понятию права, который представлял право средством сохранения духовности человека и сохранения человека как органичной части общины. На Западе, где римское государственное начало сыграло значительную роль в процессе складывания мировоззрения этносов, проживавших на территории древней Италии, право, главным образом, стали воспринимать как способ сохранения автономной личности, независимой от других членов общества, и при этом право рассматривалось как способ, ограничивающий свободу человека государственными и гражданскими интересами. Также важно то, что само понятие "гражданин" было тесно связано со свободным человеком, поскольку по законам греческих полисов и законам Рима гражданин не мог стать рабом. Как следует из этих подходов, в России и в странах Западной Европы понимание долга стало трактоваться различно в сознании обществ.

В первую очередь следует обратить внимание на то, что понимание долга в России исходит из нравственных убеждений человека и определяется его свободным выбором. Такое понимание долга исходит, прежде всего, из религиозных принципов свободы человека, которые И. Ильин обосновал в работе "Аксиомы религиозного опыта". В России человек, приходя к понятию долга, осуществляет индивидуальный путь познания сущности того объекта или субъекта, перед которым он несёт ответственность. Причём само понятие долга ориентировано в главной степени на ответственность за общность, в которой человек живёт, и ответственность за другого человека, понимаемого, в значительной мере, как духовное существо, как микрокосмос. Неудивительно, что В. В. Зеньковский, исследуя русскую философию, приходит к выводу, что характерной чертой философской мысли в России является её антропоцентричность. На Западе чувство долга представляется подчас навязанным, необходимым для наиболее благоприятного существования индивида в государстве. Такая трактовка понятия долга служит, преимущественно, государственным интересам и ориентирована на охранение юридических прав человека. Последний выступает, прежде всего, как правое юридическое лицо, как гражданин с определёнными правами и обязанностями. Таким образом, есть основания для утверждения, что в России понятие долга (которому свойственна императивность) складывалось как органичная часть нравственного сознания, в то время как на Западе как часть правового сознания. Исходя из вышесказанного, мы можем заметить, что в России высшей правовой ценностью является человек как духовное существо, как микрокосмос, в то время как на Западе человек воспринимается как ценность с государственных и социальных позиций. Такой подход к проявлению российского самосознания позволяет рассматривать долг не как государственную, а как нравственную категорию человеческого бытия. В России отношения между людьми строятся на основе нравственных принципов, в то время как на Западе общество несёт ответственность перед человеком, видя в нём, прежде всего, гражданина, который полезен государству и социуму. В странах Западной Европы люди формируют отношения друг с другом как автономные юридические лица, основываясь при этом на государственных законах. Само же государство понимается каждым индивидом как гарант сохранения прав и свобод своих граждан, как необходимая и наиболее эффективная форма общественной организации, что неизбежно порождает зависимость человека от государственности и приводит к его обращению к гражданскому долгу как одной из важнейших ценностей. В России каждый человек свободен в определении ответственности перед другим человеком, поскольку нет такой структуры, которая жёстко обуславливала бы степень обязательства перед другими людьми.

Итак, мы можем прийти к точке зрения, предполагающей то, что основой для укоренения правосознания в ментальности русского народа может стать развитие нравственной личности, для которой долг перед человеком, перед обществом, ответственность за него являются важными ценностными понятиями, основывающимися на нравственных принципах человека. Такое положение вполне укладывается в представления о постиндустриальном обществе, строящемся "на взаимодействии между людьми" (Иноземцев В. Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. М., 2000, с.17). Основой возрождения духа русского народа, его будущего плодотворного развития может быть становление и дальнейшее совершенствование каждой отдельной личности, углубление правового сознания и эффективной организации правозащиты.

 


Библиографическая ссылка

Панищев А. Л. Право и долг в самосознании русского народа // Успехи современного естествознания. – 2003. – № 7. – С. 107-108;
URL: http://natural-sciences.ru/ru/article/view?id=14677 (дата обращения: 18.10.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074