Scientific journal
Advances in current natural sciences
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,823

Делегитимация политических режимов происходит в результате активации большого количества факторов, ставящих под сомнение легитимность режимов. Наряду с экономическими, социокультурными, экологическими, географическими и политическими факторами на легитимацию и делегитимацию правящего политического режима оказывают влияние и технологические факторы. В современных условиях развития легитимационных сценариев, их конструктивные возможности становятся достаточно заметными. По мнению болгарского политолога В.Проданова, рост возможностей технологических факторов обусловлен возрастающей созидательной ролью научно-технического потенциала. Развитое государство обладает мощным технологическим инструментарием, использующимся правящим политическим режимом для осуществления насилия[1]. Достижения науки и техники могут использоваться не только правящим политическим режимом в целях легитимации. Доступ к высоким технологиям открывает возможность проведения параллельной политики, рассчитанной на делегитимацию правящего режима. Чем выше уровень технологизированности общества, тем меньше шансов у правящего режима создавать релевантные политические тексты, отслеживая и контролируя информационный и технологический дискурс, успехи и достижения которого моментально репрезентируются аудиторией. Создается ситуация, при которой правящий режим не успевает за потребностями общества в технологической фактуре. События украинской «оранжевой» революции значительно оптимизировали рост технологий обращения к аудитории избирателей, представленных в форме разнообразных креатур. Использование данных технологий оппозицией, заказывающей делегитимацию режима Л.Кучмы и его преемника В.Януковича, явилось одним из условий легитимации собственного имиджа. К их числу нужно отнести Интернет, распространение которого «резко увеличило возможности для эффективной коммуникации»[2]. Социальные группы, в возможностях которых обеспечить себе доступ к сети Интернет и телевизионным спутниковым каналам, будучи ферментами делегитимации политического режима, несут в себе высокий делегитимирующий потенциал. Американский политолог М.Олкотт отмечает, что, несмотря на контроль над государственными каналами, около половины семей в Ташкенте имеют доступ к новостным спутниковым программам на русском, английском и турецком языках. Для блокировки доступа к «запретным» сайтам в Узбекистане власть использует китайскую технологию, но существуют интернет-кафе, где молодые узбеки получают материалы, которые государство старается делать недоступными[3]. Отсутствие таких социальных групп в Туркменистане, понижает делегитимационные шансы. Режим С.Ниязова внимательно контролирует процесс конструирования политических текстов, имеющих отношение к внутреннему политическому дискурсу. В Туркменистане всего насчитывается порядка двухсот интернет-пользователей[4]. Эффективность технологического фактора в делегитимации политических режимов была продемонстрирована в революционных сценариях в Югославии, Грузии, Кыргызстане и на Украине. На основании этих примеров можно утверждать, что существенно изменилась технология самих революций. С.Марков считает, что в данных событиях мы имеем дело с новым типом революций - революциями НПО. «Революция НПО - это революция в век глобализации и информационного общества»[5], создающая альтернативные источники политического действия, которые и рассматриваются как технологические креативы. Большое распространение в период украинской революции получило искусство граффити. В университетах создаются комитеты действия, наконец, не прекращающийся многодневный карнавал на майдане, открывают новую страницу техники революционного действия, атакующего правящий режим, ставящего под сомнение его легитимность. «Тюльпановая революция» в Кыргызстане поддерживалась ресурсами порядка 170 НПО. «Отделения USAID, Freedom House, Национального демократического института, Информационных центров демократии и прочих организаций имеются в каждом районном центре, в аилах, где проживает сто крестьян и двести их баранов», - замечает политолог С.Михеев [6]. Политические технологии своевременно реагируют на последние технические достижения, инструментализируя их возможности в политическом тексте. Совсем недавно к делегитимации правящих политических режимов стали подключать мобильный телефон. СМС-сообщения используются практически в каждом более или менее форматном делегитимационном проекте. Сторонники бывшего премьер-министра Ливана Р.Харири моментально среагировали на взрыв его автомобиля, разослав при помощи телефонного оператора СМС-сообщения жителям Бейрута. После этого толпы горожан вышли на улицы, выражая протест правящему режиму.

 Технологические факторы делегитимации успешно апробируются в политических дискурсах, вне зависимости от уровня политики. Высокая эффективность технологических факторов в организации делегитимационных сценариев позволяет позиционировать их как достаточно релевантный механизм.

Список литературы

  1. В.Проданов. Насилието в модерната епоха. София. 2003.С.39.
  2. М.Погребинский. Как Украина шла к «оранжевой революции». //Оранжевая революция. М. 2005, с.133.
  3. М.Олкотт. Центральная Азия: перспективы смены власти. //Pro et Contra. 2005. Т.9. №1. С.63.
  4. С.Каменев. Современное социально-политическое положение Туркменистана. //Центральная Азия и Кавказ. 2002.№2(20). С.46.
  5. С.Марков.«Оранжевая революция»-пример революции глобального сообщества. //Оранжевая революция. М, 2005, с.71.
  6. С.Михеев. Жертва дурно понятой демократии. //Киргизский переворот. Март - апрель 2005. М. 2005. С.45.