Научный журнал
Успехи современного естествознания
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,823

МИКРОЭЛЕМЕНТОЗЫ: МОНИТОРИНГ, АНАЛИЗ И НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Антонов А.Р. Ефремов А.В. Новоселов Я.Б. Летягина В.В. Колонда Г.Г.

Микроэлементы - это группа химических элементов, которые содержатся в организме человека и животных в очень малых количествах, в пределах 10-3 - 10-12% (Авцын А.П. и соавт., 1991). Именно это определяет их названия: "следовые элементы" (trace elements) в немецком и английском языках, "олигоэлементы" - у французских авторов, "рассеянные элементы" - в трудах В.И.Вернадского (1983). По мнению E.Underwood (1976), единственной характерной чертой МЭ является их низкая концентрация в живых тканях.

Из 92 встречающихся в природе элементов 81 обнаружен в организме человека. При этом 15 из них (железо, йод, медь, цинк, кобальт, хром, молибден, никель, ванадий, селен, марганец. мышьяк, фтор, кремний, литий) признаны эссенциальными, т.е. жизненно необходимыми. Четыре других (кадмий, свинец, олово, рубидий) являются "серьезными кандидатами на эссенциальность". Это подразделение МЭ в основном признается большинством специалистов, хотя и существуют небольшие разночтения.

Критериями необходимости исследуемого МЭ для организма являются: закономерная реакция на его добавку в состав пищи, возникновение дефицита МЭ при устранении его из диеты, корреляция состояния дефицита МЭ с субнормальным уровнем его концентрации в крови или в тканях лабораторных животных (Авцын А.П. и соавт., 1991). Действие МЭ на организм в большой степени зависит от наличия (обилия) внеклеточной жидкости в тканях, степени развития подкожной клетчатки, а также от содержания кальция в костной ткани и от степени кальцификации других тканей (Семенов Н.В., 1971; Ноздрюхина Л.Р., 1977; Панин Л.Е., 1980; Ноздрюхина Л.Р. и соавт., 1985; Aggett P.J., 1985). МЭ могут взаимодействовать с макроэлементами и рядом других экзо- и эндогенных веществ (Войнар А.И., 1960; Бабенко Г.А., 1965; Биологическая..., 1983; Shamberger R., 1980). По мнению E.Undrewood (1976), при взаимодействии МЭ граница между их благотворным и токсическим влиянием на организм становится трудно уловимой или даже исчезает.

Еще в 1912 году в классической работе G.Bertrand поставил вопрос о различных ответах организма на эссенциальные МЭ. При "абсолютном дефиците" наступает смерть. При ограниченном поступлении "эссенциального вещества" организм выживает, но при этом появляются признаки "пограничного дефицитного состояния". При избытке же сначала возникает состояние "маргинальной токсичности", а затем и проявления "летальной токсичности". E.Frieden (1984) справедливо пишет, что указанная тенденция в количественном отношении может существенно варьировать для каждого эссенциального МЭ. W.Mertz (1982) подчеркивает, что из схемы G.Bertrand можно сделать по крайней мере два вывода: 1) каждый МЭ имеет присущий ему диапазон безопасной экспозиции, который поддерживает оптимальные тканевые концентрации и функции; 2) у каждого МЭ имеется свой токсический диапазон, когда безопасная степень его экспозиции превышена.

Определенный смысл имеет следующее высказывание В.В.Ковальского (1982): "Все эти химические элементы оказывают большое влияние на жизнь организмов, вступая в связь с органическими веществами, синтезируемыми в живых клетках. Они влияют на оплодотворение, развитие, рост, жизнеспособность организма, его иммунобиологические свойства, дыхательную функцию гемоглобина...и прочие важнейшие функции".

Микроэлементозы должны рассматриваться как типовой патологический процесс, сопровождающий формирование любой патологии. Это - главный вывод проведенных в НГМА исследований.

По сути своей, обмен биометаллов - только грань «метаболической мозаики», сопутствующей генерализованной реакции организма на формирование ФСМП, что подразумевает определенную структурно-функциональную перестройку основных гомеостатов биосистемы.

Проявления микроэлементоза могут не выходить за рамки латентных или даже потенциальных нарушений, но это не означает их отсутствия. Можно говорить, что изменения микроэлементного гомеостаза относятся к I и II группам параметров, участвующих в процессах адаптации (Мельников В.Н., 1977), то есть к тем параметрам, которые изменяются первично в результате действия возмущающего агента либо отражают изменения приспособительных функций и механизмов, работа которых направлена на нормализацию первично измененных показателей, на нивелирование сдвигов, возникших в гомеостазе.

Если в эксперименте причинно-следственные связи между I и II группой параметров можно проследить четко, то в условиях клиники они накладываются друг на друга, что создает определенные трудности при диагностировании. Компенсаторные реакции, как более генерализованные, перекрывают адаптивные реакции. В результате в качестве ведущих симптомов патологии могут выступать компенсаторные явления, искажая картину болезни, создавая нозологические "маски". Более того, проявления микроэлементоза могут быть вообще пропущены в силу их клинической неочевидности, о чем мы уже говорили.

Работа представлена на III научную конференцию с международным участием «Практикующий врач», 6-9 декабря 2004г.Рим (Италия)


Библиографическая ссылка

Антонов А.Р., Ефремов А.В., Новоселов Я.Б., Летягина В.В., Колонда Г.Г. МИКРОЭЛЕМЕНТОЗЫ: МОНИТОРИНГ, АНАЛИЗ И НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ // Успехи современного естествознания. – 2004. – № 12. – С. 105-106;
URL: http://natural-sciences.ru/ru/article/view?id=13848 (дата обращения: 28.09.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074