Научный журнал
Успехи современного естествознания
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,736

КОРРЕКЦИЯ ДИСБАКТЕРИОЗА КИШЕЧНИКА ПРИ ПАРАЗИТОЦЕНОЗЕ: opisthorchis felineus И lamblia intestinalis

Борзунов В.М. 1 Удилов В.С. 1 Солдатов Д.А. 1 Милиахматов В.В. 1
1 ГБОУ ВПО «Уральский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения РФ
Описана клиническая картина и лабораторные отклонения у 71 пациента с инвазией opisthorchis felineus. Из них у 24 человек выявлен лямблиоз. Проведен анализ различных форм описторхоза. Изучено влияние lamblia intestinalis на характер и выраженность клинических и лабораторных симптомов описторхоза. Доказано, что включение ротабиотика или медулака в комплексную терапию описторхоза и лямблиоза с дисбиотическими изменениями приводит к быстрой коррекции качественного и количественного состава микрофлоры кишечника.
описторхоз
лямблиоз
медулак
ротабиотик
1. Авдюхина Т.И., Константинова Т.Н., Кучеря Т.В. и др. Лямблиоз: Учебное пособие. – М.: РМАПО. 2003. – 32 с.
2. Бондаренко В.М., Мацулевич Т.В. Дисбактериоз кишечника как клинико-лабораторный синдром. Современное состояние проблемы. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. – 302 с.
3. Крылов Г.Г. Суперинвазионный описторхоз: пато- и морфогенез осложненных форм и микст-патологии / Г.Г. Крылов: Дис. ... д-ра мед. наук. – М. – 2005. – 84 с.
4. Начева Л.И., Старченкова Т.Е., Бибик О.И., Додонов М.В. Описторхоз в Кемеровской области // Медицинская паразитология и паразитарные болезни. – №1. М., 2007. – С. 25 – 27.
5. Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTICA. М.:Медиа Сфера, 2002. – 294 с.
6. Ballongue J, Schumann C, Quignon P. Effects of Lactulose and Lactitol on Colonic Microflora and Enzymatic Activity. Scand J Gastro-enterol 1997; 32 Suppl 222: 41-44.
7. Langlands S. Prebiotic carbohydrates modify the mucosa associated microflora of the human large bowel. Gut. 2004 Nov; 53(11): 1610-6.
8. Mack DJ, Smart L, Girdwood A, Scott PJW, Fulton JD, Erwin L. Infection prophylaxis with Lactulose. Age & Ageing 1993; 22(Suppl.2):8 (№ 18).
9. Mairiang, E., Mairiang, P. Clinical manifestation of opisthorchiasis and treatment. Acta Tropica 88 (2003) 221–227.
10. Thamavit W., Ngamying M., Boobpucknavig V. Enhancement of Den-induced hepatocellular nodule development by Opisthorhis viverrini infection in Syrian golden hamsters. // Carcino-Genesis, 1987. – Vol. 8. – P. 1351-1353.

На территории Свердловской области в течение последних 10 лет отмечаются стабильно высокие показатели заболеваемости описторхозом и лямблиозом. В 2013 году показатель заболеваемости описторхозом составил 36,64 на 100 тыс., а лямблиозом – 66,42 на 100 тыс. населения.

Несмотря на то, что в большинстве случаев лямблиоз у взрослых протекает в виде латентного паразитоносительства, встречаются и клинически манифестные формы. Выраженность клинических проявлений при лямблиозе обусловлена воспалительными и функциональными изменениями верхних отделов желудочно-кишечного тракта При лямблиозной инвазии изменяется качественный и количественный состав кишечной микрофлоры с последующим развитием метаболических и иммунологических нарушений, что усугубляет течение основного заболевания [1].

Одной из причин, ведущих к дисфункции в гастродуоденальной зоне, может быть описторхозная инвазия. В сложном патогенезе описторхоза выделяется несколько основных звеньев: хроническое воспаление, холестаз, присоединение вторичной инфекции, развитие аутоиммунных процессов, гиперчувствительность замедленного типа, формирование паразитарных гранулем. Повторные заражения opisthorchis felineus рассматриваются как дополнительное воздействие, усиливающее иммуносупрессию [3].

Большой интерес представляет изучение паразитоценозов, в частности сочетанной глистно-протозойной инвазии: opisthorchis felineus и lamblia intestinalis [3, 10].

Успех терапии хронической описторхозной инвазии и лямблиоза обеспечивается выполнением основных принципов: комплексность, планирование, специфичность, системность, этапный подход, кратность курсов дегельминтизации. Основной анитигельминтный препарат, использующийся в России для лечения описторхоза – празиквантел [4]. В литературе упоминаются противоречивые данные об антитрематодозной активности других лекарственных препаратов, к числу которых относится: албендазол, который хорошо зарекомендовал себя как антилямблиозный препарат [9]. Выставляя в основу лечения антигельминтик, нельзя забывать о купировании основных патогенетических синдромов, в том числе нарушение качественного и количественного состава микрофлоры кишечника.

Основные требования к современному пробиотику сводятся к следующему: препарат должен содержать от 2 млрд. жизнеспособных бактерий, сохранять стабильность, обладать способностью прикрепляться к стенкам кишечника, иметь доказанную клиническую эффективность и безопасность, обеспечивать антагонизм к условно-патогенной и патогенной микрофлоре, не должен разрушаться под воздействием кислой среды желудка и желчных кислот. Таким требованиям удовлетворяет ротабиотик, представляющий собой комбинацию пробиотических бактерий с инулином [7].

Активным веществом препарата медулак является лактулоза, синтетический дисахарид, не встречающийся в природе. Лактулоза является идеальным питательным субстратом для сахаролитических бактерий. В результате увеличивается биомасса таких бактерий. В такой ситуации возникает конкуренция за питательные вещества, что приводит к угнетению патогенной и условно-патогенной микрофлоры [6]. Лактулоза увеличивает поглощение аммиака из среды, уменьшает образование аммиака бактериями, ингибируект бактериальное разложение аминокислот при помощи механизма катаболического угнетения [8].

Цель исследования – определить эффективность медулака и ротабиотика в комплексной терапии при различных формах описторхозной инвазии инвазии и биинвазии – opisthorchis felineus и lamblia intestinalis на основе клинического обследования больных и оценки качественного и количественного состава микрофлоры кишечника.

Материалы
и методы исследования

Всего обследован 71 пациент: 39 мужчин и 32 женщины. Средний возраст больных составил 43,4±3,5 года.

Критерии включения:

1. Мужчины и женщины в возрасте старше 18 лет.

2. Впервые установленный клинически манифестный диагноз описторхоза или повторно выявленная инвазия, вызванная opisthorchis felineus специфически не леченная или после одного или двух курсов лечения в сроки не менее шести месяцев до начала исследования.

3. Добровольное согласие пациента на дегельминтизацию и лабораторное тестирование.

4. Выявление яиц opisthorchis felineus в кале и/или желчи.

5. Выявление цист, вегетативных форм lamblia intestinalis в кале и/или желчи и/или обнаружение антител к антигену lamblia intestinalis в крови.

Критерии исключения:

1. Сопутствующая другая паразитарная патология.

2. Хроническое поражение печени, не обусловленное описторхозом.

3. Прием гепатотоксичных препаратов за шесть месяцев до начала исследования.

4. Алкогольная болезнь.

5. Беременные или кормящие женщины.

6. Острое инфекционное заболевание за три месяца до начала исследования.

Больные предъявляли жалобы на боль в правом подреберье и/или в эпигастрии (29,6 %), тяжесть в правом подреберье и/или в эпигастрии (36,6 %), тошноту (25,4 %), горечь во рту (36,6 %), снижение аппетита (33,8 %), неустойчивый стул (66,2 %), диарею (33,8 %), запоры (32,4 %), повышение температуры до субфебрильных цифр (59,2 %), кожный зуд (63,4 %), потливость (53,5 %), сердцебиение (42,3 %). Объективно определялось увеличение печени (100 %), дерматоз (36,6 %).

Учитывались данные эпидемиологического анамнеза: факторы риска заражения за несколько лет. Существенными считались факты диагноза острого или хронического описторхоза и проведение антипаразитарной терапии в прошлом. Пациенты с впервые выявленным описторхозом включены в группу 1 (n=37). Больные с описторхозным анамнезом более трех лет, специфически леченные в прошлом, при наличии факторов риска повторного заражения opisthorchis felineus у которых вновь были обнаружены яйца сибирской двуустки (суперинвазионный описторхоз), включены в группу 2 (n=34).

Лабораторными находками были гиперэозинофилия (у 66,2 %), гипербилирубинемия (45,1 %), повышение активности АЛТ (36,6 %), щелочной фосфатазы (62,0 %), ГГТП (59,2 %), повышение уровня холестерина (45,1 %), увеличение гамма-глобулиновой фракции белка (33,8 %), повышение уровня IgM (36,6 %), IgE (66,2 %), появление циркулирующих иммунных комплексов (63,4 %), С реактивного протеина (33,8 %).

В 100 % случаев описторхоз был подтвержден копроовоскопически и/или билиовоскопически.

Антитела класса IgG к антигенам opisthorchis felineus в крови выявлялись в 66,2 % случаев. Высокий титр антител (> 1/400) зафиксирован в 19,7 %. Низкий титр антител (<=1/400) регистрировался в 46,5 %. У 33,8 % пациентов титр антител был ниже порога определения.

Копропротозооскопически в 18,3 % обнаружены цисты или вегетативные формы lamblia intestinalis. Одновременное присутствие цист и вегетативных форм отмечено в 5,6 %, только цист в 12,7 %.

Иммуноглобулины класса IgG к антигенам lamblia intestinalis в крови выявлялись в 28,2 % случаев. При этом высокий титр (> 1/400) присутствовал в 15,5 %, низкий титр (<=1/400) – в 12,7 %. Одновременное обнаружение цист и/или вегетативных форм в кале и антител в крови отмечено в 12,7 %. У 5,6 % пациентов, несмотря на выделение цист и/или вегетативных форм, титр антител находился ниже порога определения. У 15,5 % больных при тестировании крови определялся титр антител к lamblia intestinalis, в то время как цисты и/или вегетативные формы не обнаруживались. Чаще такие титры были низкими (12,7 %), реже – высокими (2,8 %).

При выявлении признаков лямблиозной инвазии (24 чел.) пациентов включали в группу А (33,8 %): А1 – пациенты группы 1 (n=8) и А2 пациенты группы 2 (n=16). При отсутствии лямблиоза пациентов наблюдали в группе В (n=47): В1 – пациенты группы 1 (n=29) и В2 – пациенты группы 2 (n=18).

Оценку дисбиотических изменений оценивали на основании исследования качественного и количественного состава бактерий толстой кишки. Нормальным микробным пейзажем считали (КОЕ/г фекалий): бифидобактерии 108-1010, лактобактерии 106-109, бактероиды 107-109, пептококки и пептострептококки 105-106, эшерихии 106-108, стафилококки (гемолизирующие, плазмокоагулирующие) 103, стафилококки (негемолизирующие, эпидермальные) 104-105, стрептококки 105-107, клостридии 103-105, эубактерии 109-1010, дрожжеподобные грибы 103, условно-патогенные энтеробактерии и неферментирующие грамотрицательные палочки 103-104 [2]. В результате обследования дисбактериоз кишечника выявлен у 35 человек (49,3 %), у 36 больных (50,7 %) нарушений качественного и количественного состава микрофлоры кишечника не наблюдалось

Терапия включала три последовательных этапа: подготовительный, антигельминтное лечение и реабилитационный. На подготовительном этапе улучшали функцию желчевыводящих путей, уменьшали явления интоксикации, купировали острые аллергические реакции. По показаниям назначали желчегонные, ферменты, антибактериальные препараты, спазмолитики, глюкокортикостероиды, антигистаминные, адсорбенты, проводили процедуры дуоденального зондирования. Все пациенты принимали препарат холудексан per os 600 – 900 мг в сутки. Подготовительный этап продолжался в течение одного месяца.

В конце подготовительного этапа пациентам, у которых были выявлены цисты и/или вегетативные формы lamblia intestinalis, был назначен препарат гелмодол 800 мг в сутки в два приема по 400 мг per os во время приема пищи в течение 7 дней. Второй этап лечения был идентичный для всех больных: назначался препарат празиквантел в дозе 75 мг/кг веса per os в течение одного дня в три приема.

Реабилитационный этап был направлен на восстановление функций желчевыводящих путей, борьбу с интоксикацией, возникающей в связи с массовой гибелью паразитов и медикаментозной терапией. Пациенты получали препарат холудексан per os 600 – 900 мг в сутки. Реабилитационный этап продолжался в течение четырех месяцев.

Ведение пациентов с выявленным дисбактериозом кишечника (n=35; 49,3 %) определялось в зависимости от наличия или отсутствия диареи. При наличии диарейного синдрома (группа Р; n=15) на реабилитационном этапе пациенты рандомизированы: P+ (n=8) получали препарат ротабиотик по две капсулы три раза в сутки в течение 10 дней, Р– (n=7) ротабиотик не получали. При отсутствии диареи (группа М; n=20), больные рандомизированы на: M+ (n=12) принимали препарат медулак по 10 мл три раза в сутки per os во время приема пищи 10 дней на подготовительном этапе и 20 дней на реабилитационном этапе, M– (n=8), медулак не принимали. Доза медулака титровалась в зависимости от слабительного эффекта. Средняя суточная доза составила 21,5±0,5 мл
в сутки.

Контрольная копропротозооскопия и/или билипротозооскопия на наличие цист и/или вегетативных форм lamblia intestinalis выполнялась через 7 дней, 1 и 6 месяцев после антипротозойного лечения албендазолом (гелмодолом). Контрольная копроовоскопия и/или билиовоскопия на наличие яиц opisthorchis felineus проводились через 6 месяцев после антигельминтного лечения празиквантелом.

Статистическая обработка полученных данных проводилась c использованием пакета прикладных программ «STATISTICA 6,0 фирмы StatSoft Inc.
(США) [5].

Результаты исследования
и их обсуждение

На этапе скрининга при сравнении частот встречаемости признаков в группах 1 и 2 выявлены большие значения в группе 2 по следующим симптомам: боль в правом подреберье и/или в эпигастрии, тяжесть в правом подреберье и/или в эпигастрии, диарея, повышение температуры до субфебрильных цифр, кожный зуд, дерматоз, гиперэозинофилия, гипербилирубинемия, повышение активности АЛТ, щелочной фосфатазы, повышение уровня холестерина, увеличение гамма-глобулиновой фракции белка, IgE, появление циркулирующих иммунных комплексов (p<0,05).

У пациентов с суперинвазионным описторхозом реже выявляются антитела к opisthorchis felineus, чаще в низком титре, чаще определяются цисты или вегетативные формы lamblia intestinalis и антитела IgG к lamblia intestinalis в низком титре. Характерным для суперинвазии opisthorchis felineus оказалось также преобладание частоты выявления цист и/или вегетативных форм lamblia intestinalis у серонегативных по IgG к lamblia intestinalis пациентов.

Пациенты групп А1 и В1 существенно не отличались по частоте встречаемости основных клинических проявлений. Отмечена разница только по диарее: в группе А1 данный симптом встречался чаще (p<0,05). У пациентов, инвазированных lamblia intestinalis чаще определялся высокий титр к opisthorchis felineus (табл. 1).

Сравнение больных групп А2 и В2 также показало некоторое преобладание частоты встречаемости в группе А2 по диарее, а также по кожному зуду и дерматозу (p<0,05). Кровь больных, зараженных lamblia intestinalis при суперинвазионном описторхозе, чаще давала позитивный результат IgG к opisthorchis felineus в высоком титре (табл. 1).

Сравнивая клинические проявления у пациентов, инвазированных lamblia intestinalis, с разными формами описторхоза (группы А1 и А2), получены результаты практически сходные при сравнении групп 1 и 2. Преобладало значение частоты в группе А2 по симптомам: боль в правом подреберье и/или в эпигастрии, повышение температуры до субфебрильных цифр, кожный зуд, дерматоз, гиперэозинофилия, гипербилирубинемия, повышение активности АЛТ, щелочной фосфатазы, увеличение гамма-глобулиновой фракции белка, IgE, появление циркулирующих иммунных комплексов (p<0,05). IgG к opisthorchis felineus, чаще определялись в группе А1 и более высоком титре. Цисты и вегетативные формы lamblia intestinalis чаще выявлялись у больных с суперинвазионным описторхозом, в то время как только цисты – у пациентов с впервые выявленной описторхозной инвазией. У больных группы А2 реже выявляются антитела к lamblia intestinalis, реже одновременно тестируются и антитела и копропротозооскопические находки лямблий, но чаще определяются серонегативные варианты лямблиоза (табл. 1).

Анализируя клинику у пациентов без лямблиоза с различными формами описторхоза (группы В1 и В2) также не выявлено отличий от сравнения в целом групп 1 и 2. IgG к opisthorchis felineus в более высоком титре определялись в группе В1. В группе пациентов с суперинвазионным описторхозом чаще тестировались IgG к lamblia intestinalis при отсутствии цист и вегетативных форм лямблий, но в низком титре (табл. 1).

Таблица 1

Частота выявления антител IgG к opisthorchis felineus, lamblia intestinalis, цист и вегетативных форм lamblia intestinalis в зависимости от формы инвазии ( %)

Признак

Группы

1

2

n=37

n=34

IgG к op. fel. positive, %

83,8

47,1*

Высокий титр, %

32,4

5,9*

Низкий титр, %

51,4

41,2*

IgG к op. fel. negative, %

16,2

52,9*

Цисты или вегет. формы l. int. positive, %

13,5

23,5*

Цисты и вегет. формы l. int. positive, %

2,7

8,8

Только цисты l. int. , %

10,8

14,7

IgG к l. int. positive, %

21,6

35,3*

Высокий титр, %

18,9

11,8*

Низкий титр, %

2,7

23,5*

IgG к l. int. positive и цисты и/или вегет. формы positive, %

13,5

11,8

IgG к l. int. negative цисты и/или вегет. формы positive, %

0

11,8*

IgG к l. int. positive цисты и/или вегет. формы negative, %

8,1

23,5*

Высокий титр, %

5,4

0

Низкий титр, %

2,7

23,5*

Примечание. * – сравнение 1 и 2, p<0,05.

Спустя шесть месяцев после окончания антигельминтной терапии у большинства пациентов группы А фиксирована стойкая клинико-лабораторная ремиссия (92,3 %). У всех пациентов (100 %) lamblia intestinalis при проведении контрольной копропротозооскопии и/или билипротозооскопии не выявлялась. У одного пациента группы А2 (7,7 %) отмечалось клиническое улучшение с сохранением некоторых симптомов: тяжесть в правом подреберье, кожный зуд, дерматоз. При этом у пациента копроовоскопически вновь обнаруживались яйца сибирской двуустки.

Анализ группы В показал стойкую клиническую ремиссию у 86,2 % больных. Паразитологический ответ на лечение выявлен в 84,5  % случаев. При этом 13,8 % рецидивов приходилось на группу пациентов с суперинвазионным описторхозом (В2) и 1,7 % на группу больных с впервые выявленной описторхозной инвазией.

Дисбиотические проявления в толстой кишке выявлены у 35 пациентов (49,3 %). При суперинвазии opisthorchis felineus признаки дисбактериоза наблюдались значительно чаще. В группе пациентов с биинвазией: впервые выявленный хронический описторхоз и лямблиоз чаще выявлялся дефицит бифидобактерий и лактобактерий чем в группе без лямблиозной инвазии. В группе больных с суперинвазионным описторхозом и лямблиозом чаще регистрировался рост грибов рода Кандида по сравнению с группой без лямблиозной инвазии (табл. 2).

Таблица 2

Частота дисбактериоза кишечника в зависимости от формы инвазии ( %)

Признак

Всего

n=71

Всего с дисбактериозом

n=35

Группы

1

2

A

n=24

B
n=47

А1

А2

B1

В2

n=37

n=34

n=8

n=16

n=29

n=18

Дефицит бифидобактерий

49,3

100,0

37,8

61,8*

62,5

56,3

31,01

55,6***

Дефицит лактобактерий

33,8

68,6

24,3

44,1

37,5

50,0

20,71

38,9

Дефицит кишечной палочки

32,4

65,7

21,6

44,1

25,0

50,0

20,7

38,9

Гемолитическая кишечная палочка

38,0

77,1

27,0

50,0*

25,0

56,3**

27,6

44,4

Кишечная палочка с низкой ферментативной активностью

31,0

62,9

18,9

44,1*

12,5

50,0**

20,7

38,9***

Протей

26,8

54,3

16,2

38,2

25,0

37,5

13,8

38,9***

Клебсиелла

39,4

80,0

24,3

55,9*

25,0

62,5**

24,1

50,0***

Стафилококк золотистый

35,2

71,4

21,6

50,0*

12,5

56,3**

24,1

44,4

Грибы рода Кандида

47,9

97,1

35,1

61,8*

50,0

68,8

31,0

55,6***2

Клостридии

26,8

54,3

16,2

38,2

12,5

37,5**

17,2

38,9

Дисбактериоз

49,3

100,0

37,8

61,8*

62,5

68,8

31,0

55,6***

Примечание. * – сравнение 1 и 2, p<0,05; ** – сравнение А1 и А2, p<0,05; *** – сравнение В1 и В2, p<0,05; 1 – сравнение А1 и В1, p<0,05; 2 – сравнение А2 и В2.

Учитывая полученные данные, следует полагать, что суперинвазионная форма описторхоза, а также присутствие лямблий могут усугублять дисбиотические изменения в толстом кишечнике.

Применение медулака у пациентов без диарейного синдрома значительно понизило частоту дисбактериоза кишечника по сравнению с контрольной группой больных. Небольшой дефицит бифидобактерий и лактобактерий определялся лишь у 16,7 %, дефицит E. coli у 8,3 %, сохранение E. coli с гемолитическими свойствами и грибов рода Кандида у 8,3 % пациентов (табл. 3).

Таблица 3

Ответ на лечение дисбактериоза кишечника в зависимости от схемы терапии ( %)

Признак

Всего с дисбактериозом

Группы

n=35

n=15

n=20

P+

P-

M+

M-

n=8

n=7

n=12

n=8

Дефицит бифидобактерий

100,0

12,5

85,7*

16,7

87,5**

Дефицит лактобактерий

68,6

0

71,4*

16,7

75,0**

Дефицит кишечной палочки

65,7

0

71,4*

8,3

75,0**

Гемолитическая кишечная палочка

77,1

0

71,4*

8,3

75,0**

Кишечная палочка с низкой

ферментативной активностью

62,9

0

42,9*

0

50,0**

Протей

54,3

0

42,9*

0

50,0**

Клебсиелла

80,0

0

71,4*

0

62,5**

Стафилококк золотистый

71,4

0

28,6*

0

37,5**

Грибы рода Кандида

97,1

0

71,4*

8,3

75,0**

Клостридии

54,3

0

28,6*

0

37,5**

Примечание. * – сравнение P+ и P– , p<0,05; ** – сравнение M+ и M–, p<0,05.

Использование ротабиотика позволило нормализовать состав микрофлоры толстого кишечника у большинства пациентов. Сохранение небольшого дефицита бифидобактерий наблюдалось только в 12,5 % случаев. Спонтанная коррекция дисбактериоза в десятидневный срок отмечена лишь у 14,3 % пациентов (табл. 3).

Выводы

1. Суперинвазионный описторхоз характеризуется развитием выраженных клинических, лабораторных проявлений и чаще ассоциирован с выделением цист и вегетативных форм lamblia intestinalis.

2. Наличие низких или неопределяемых титров антител к антигенам opisthorchis felineus и lamblia intestinalis у больных суперинвазионным описторхозом говорит о развитии иммунодефицита.

3. Включение албендазола наряду с празиквантелом в комбинированную терапию любых форм описторхозной инвазии сочетающейся с инвазией lamblia intestinalis приводит к стойкой клинической и паразитологической ремиссии как лямблиоза так и описторхоза.

4. Использование медулака у пациентов хроническим описторхозом и лямблиозом с качественным и количественным нарушением микрофлоры толстой кишки без диарейного синдрома позволяет быстро нормализовать дисбиотические проявления.

5. В схему коррекции дисбактериоза у пациентов с инвазией opisthorchis felineus и lamblia intestinalis при наличии диарейного синдрома целесообразно добавлять ротабиотик.


Библиографическая ссылка

Борзунов В.М., Удилов В.С., Солдатов Д.А., Милиахматов В.В. КОРРЕКЦИЯ ДИСБАКТЕРИОЗА КИШЕЧНИКА ПРИ ПАРАЗИТОЦЕНОЗЕ: opisthorchis felineus И lamblia intestinalis // Успехи современного естествознания. – 2014. – № 5-2. – С. 26-31;
URL: http://natural-sciences.ru/ru/article/view?id=33917 (дата обращения: 18.09.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252