Научный журнал
Успехи современного естествознания
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,653

ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ПАТОЛОГИИ: ХРОНИЧЕСКИЙ ИНФЕКЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС

Карпин В.А.
В статье представлен фрагмент авторской концепции теории патологического процесса. На примере становления хронического инфекционного процесса проведен анализ взаимоотношения основных причинных факторов, составляющих сложную структуру этиологии болезни.
Современный уровень развития медицины достаточно убеди­тельно по­ка­зывает, что болезнь не является следствием только внеш­него воздей­ствия. Ошибочными являются до сих пор известные ут­верждения, что ос­новной при­чиной, например, инфекционных заболе­ваний является инвазия микроор­ганиз­мов. «Сущность болезни со­стоит не столько во внешнем воз­действии, сколько в содержании на­рушенной жизнедеятельности, и при­чиной болезни является не только внешний фактор, но и реакция орга­низма на этот фактор. ... Внешне не­обходимые этиологические факторы действуют в зависимости от природы и сущности организмов (внутреннего причинного основа­ния). ... Внешнее воз­действие специфично преломля­ется через внут­ренне актив­ную основу взаимо­действия» [11]. Таким обра­зом, сущ­ность этиологии не сводима к при­роде ни внешних, ни внутрен­них факто­ров, а лишь к их специфическому взаи­модейст­вию. Поврежде­ние тканей, возникшее в результате этого взаимодейст­вия, и есть главная причина возникновения патологического процесса, а специ­фика повреж­дающего фактора определяет конкретную нозологиче­скую форму бо­лезни.

Внешние факторы не могут ни породить в организме, ни вызвать в нем ничего сверх того, что у него имеется в виде исторически раз­вившихся по­тен­ций [8]. Каковы бы ни были внешние условия, они не могут напря­мую про­изве­сти никаких изменений в организме. Эти из­менения возник­нут только при на­личии соответствующего внутрен­него основания. В ко­нечном итоге именно внутренний фактор решает вопрос о возникновении болезни; он же придает ей свои черты в кли­ническом и морфологическом выражении.

Установление основного причинного закона в теории патологии явля­ется одной из самых актуальных задач современной медицины. Ю.П. Лиси­цын и В.П. Петленко считают, что основным причинным законом биологиче­ской формы движения материи является закон ре­активной де­терминации живых систем - «генетически детермини­рованная норма ре­ак­ций, опреде­ляющая меру компенсаторно - приспособительных возможно­стей организма и его потенци­альную способ­ность активно реагировать системой ответных ре­акций на воз­действия внешней среды» [10].

Причинный фактор никогда не действует изолированно, если только это не простое уничтожение тканей; кроме него, на организм действует мно­жество других факторов, которые получили название условий, или факто­ров риска, и также занимают определенное место в этиологии. Их отличие заключается в том, что причиной болезни яв­ляется фактор, без ко­торого она не может возник­нуть ни при каких условиях. Условия же воз­никновения бо­лезни могут быть самыми различными, могут существенно влиять на при­чину, но ни одно из них при отсутствии причины не в со­стоянии вызвать раз­витие патоло­гического процесса [17, 18]. «Умение вы­членять из многообра­зия свя­зей объективного мира основ­ное генетическое взаимодействие в сово­купности с необходимыми и доста­точными усло­виями для наступле­ния след­ствия и есть нахождение причин данного след­ствия» [16].

«Изменение условий может предотвратить порождение причи­ной со­от­ветствующего следствия, но оно не способно существенным образом изме­нить характер этого следствия. ... Причина непосредст­венно и все­цело обра­щена к следствию. В отличие от нее прямое воз­действие условий направлено не на следствие, а на причину, так что они определяют способ действия при­чины ...условия оказывают влияние на следствие опосредо­ванно, через при­чину. Причина опре­деляет реальную возможность собы­тия, а условия спо­собствуют или не способствуют превращению этой воз­можности в дейст­ви­тель­ность» [1]. Главной ошиб­кой при анализе этиоло­гии забо­левания яв­ляется отождествление причин и усло­вий, а также при­нятие усло­вий за причину. При лечении болезни необ­ходимо прежде всего выявить и устранить причину забо­левания, а не про­сто ликви­дировать факторы риска.

Очень важным в понимании причинно-следст­венных отношений как сущ­ности этиологии является вопрос о дальней­шей судьбе при­чинного фак­тора по­сле возникновения болезни. Анализ многолетних научных ис­следова­ний и спо­ров в этом вопросе показал отсутствие единого мнения, разделив­шее ученых на два лагеря. Первые пропове­дуют «триггерную» теорию при­чинного фактора (теория «hit-and-run»), утверждая, что при­чина, «запустив» патологический процесс, больше не играет роли в его дальнейшем развитии. Немало исследова­те­лей разделяют точку зрения на причины болезней глав­ным образом как пус­ковые механизмы: причин­ный фактор после контакта с орга­низмом утрачи­вает свое значение, а па­тологический процесс продол­жает авто­матически про­грессировать по своим собственным внутрен­ним законам (работы А. Д. Спе­ранского, И. В. Давыдовского, Г. И. Царе­городцева и др.). С другой стороны, имеется дос­таточно доказа­тельств того, что роль причинного фактора может сохра­няться на про­тяжении всей бо­лезни (теория «персистенции» причинного фактора). Многочисленные дан­ные о длительном персистировании в орга­низме вирусов гепатита, герпеса и других инфектов не оставляют сомне­ний в том, что запуском патологиче­ского процесса роль микроба не огра­ничи­вается, и далее он продолжает иг­рать такую же важную роль в про­грес­сировании и обостре­ниях болезни, ка­кую он ранее играл в ее возникно­вении. Клинический опыт учит, что элими­нация микроорга­низ­мов имеет следствием не прогрессирование патологиче­ского про­цесса по типу «са­моразвития», а выздоровление. Организм всегда стремится к ско­рейшему восстановлению нарушенного равновесия, и если оно задержива­ется, то только потому, что этому что-то препятст­вует. Пато­логический процесс с самого начала развивается при непре­рывно возрас­тающем про­тиво­действии механизмов репаративной ре­генерации и других при­способи­тельных реакций [18]. По мнению В. С. Паукова с соавт., «хро­ниче­ское воспаление - это патологический про­цесс, характеризующийся персистенцией патогенного агента, ... что обуслов­ливает своеобразие морфо­логических изме­нений тканей в области воспаления..., за­трудняю­щее репа­рацию по­врежденных тка­ней и восстановление гомеостаза» [15].

В клинической медицине до сих пор широко распространено мнение о так называемой «полиэтиологичности» болезней, суть кото­рого сводится к тому, что разные причины могут приводить к разви­тию одного заболева­ния. При этом причины подменяются факторами риска и отсюда следует, что множест­венность факторов риска способ­ствует развитию болезни. Од­нако, как правило, за признанием поли­этиологичности скрывается не дей­ствитель­ное разнообра­зие причин, вызывающих болезнь, а недостаточное знание ее этиологии. Каче­ство ответной реакции организма связано со спецификой причинного фак­тора. Разные специфические причины не мо­гут вызывать од­нотипную ответную ре­акцию в виде конкретной формы заболевания [17, 18]. Принципу полиэтиоло­гизма В.П. Петленко с соавт. [16] противопос­тавляют принцип однозначной адекватности причинно-следствен­ной связи: одна и та же причина, дей­ст­вующая в одних и тех же условиях, с необходимо­стью порождает одно и то же следствие.

Познание общепатологических механизмов немыслимо без ана­лиза узло­вых проблем инфекционного процесса. Эволюционное ста­новле­ние воспали­тельной реакции определялось прежде всего бакте­риальной инва­зией, что убе­дительно показано еще И.И. Мечниковым. В то же время по­нять специфиче­ские проявления той или иной ин­фекции, обособленно изучая микро- и макро­орга­низм, невозможно. Сущность инфекционного процесса открывается лишь в их взаимо­действии. Более того, многие важ­ные свойства патогенные микробы во­обще не обнаруживают при их росте на искусственных питательных средах [6].

Патогенез инфекционных болезней не исчерпывается непосред­ст­венными результатами жизнедеятельности их возбудителей и по­врежде­ниями, причи­няемыми бактериальными токсинами. Основные симптомы многих инфекци­онных болезней (лихорадка, кашель, понос и даже нагное­ние) носят приспосо­бительный характер и отображают не столько повреж­дение, сколько активную реакцию организма. Так, пирогенные свойства микробных липополисахари­дов долгое время представлялись совершенно бесспорными. Между тем выясни­лось, что повышение температуры в та­ких случаях вызывает не сам эн­доток­син, а эндогенные пирогены, выде­ляющиеся из погибающих лейкоцитов. Та­ким образом, речь идет не о по­вреждении, а об особом механизме, вступаю­щем в действие под влиянием микробной инвазии и ведущем к температурной реак­ции, имеющей приспособительное значение. Образование эндогенного пи­ро­гена - уникаль­ное свойство фагоцитов, специализирующихся на защите орга­низма [6].

Однако в биологическом взаимодействии паразита с хозяином мик­роб также занимает свою активную позицию, направленную на выживание вида. Существование в природе многочисленных возбуди­телей инфекций поддержи­вается с помощью двух основных механиз­мов сохранения их ви­дового состава: 1) путем длительной персистен­ции микробов в организме и 2) путем периоди­ческой смены хозяина в процессе бактериовыделения и последующего внедре­ния в новый ор­ганизм. По-видимому, у возбудителей с узкой экологической нишей вероятность сохранения вида более надежно обеспечена при их дли­тельном персистировании в организме, чем в про­цессе беспрерывной смены хо­зяина. Так, у Mycobacterium tuberculosis со­хранение вида в значительной сте­пени определяется их способностью к длительной персистенции, что обуслов­лено исключительно тесной адапта­цией этих бактерий к одному виду хозяина [14]. Основными механизмами персистенции микробов в организме хозяина яв­ляются внутриклеточ­ное паразитирование, антигенная мимикрия, образование L-форм, а также ме­ханизмы подавления факторов защиты макроорганизма [5, 12, 14]. Они яв­ляются биологической основой хронизации инфекци­онного про­цесса.

Эпителиальные клетки, подобно фагоцитам мезенхимального проис­хож­дения, способны к фагоцитозу. Б.М. Ариэль [2] выдвинул гипотезу, со­гласно которой при инфекционном процессе в определен­ных условиях может вос­ста­навливаться фагоцитарная функция эпите­лия, присущая низко организован­ным животным и репрессированная в филогенезе. В ходе инфекционного про­цесса конвергентно сближа­ются морфологические и функциональные свойства фаго­цитов и эпи­телиальных клеток различ­ного гистогенеза. Эпителий допол­няет эли­минативную функцию мезен­химных элементов, когда они уже исчер­пали свои возможности. Не обла­дая достаточно эффективными меха­низмами внут­риклеточного разруше­ния бактерий, эпителиоциты транспортируют их в собст­венную оболочку, где они, встречаясь с фа­гоцитами, могут быть уничто­жены. Здесь просле­живается один из ме­ханизмов отклонения тканевого гомео­стаза - наруше­ние фагоцитарно-элиминативной функции эпителиального пла­ста. При по­вреждении (или истощении) этой функции микробы задерживаются, а за­тем раз­множаются в цитоплазме эпителиоцитов.

При изучении патогенных факторов микробов целесообразна сравни­тель­ная оценка скоростей развития некробиотических и репа­ративных из­менений в тканях. Лишь в том случае, если первая ско­рость превышает вторую, патоген­ные факторы микробов приводят к развитию морфологи­чески документируе­мого повреждения. При ин­фекционном процессе в первую очередь поврежда­ются не клетки как таковые, а клеточные попу­ляции, ткани, состоящие из кле­ток разной дифференцированности и свя­занные единством происхождения и функции. Основное повреждающее действие на ткани при инфекци­онном про­цессе оказывают токсические факторы. Морфологические признаки такого по­вреждения проявляются в нарушении клеточной дифференцировки и межкле­точных контактов, обеспечивающих цело­стность эпителия как тканевой сис­темы.

Для хронического инфекционного процесса характерно волно­образ­ное течение: фаза обострения при благоприятном течении забо­левания сменяется фазой ремиссии и т.д. В фазе ремиссии хрониче­ского воспали­тельного процесса в зоне поражения нахо­дят признаки хронического вос­паления - макрофагально-лимфоцитарную инфильт­рацию (в фазе обостре­ния - нейтрофильную). Что ее поддерживает? Значит, имеет место перси­стенция причинного фактора [12]. Морфо­логически в этой фазе наблюда­ется хроническая (пер­манентная) дисре­генерация. В чем ее сущность?

Здесь вырисовывается универсальный приспособительный ме­ханизм. В фазу ремис­сии патогенная инфекция уходит во внутрикле­точное перси­стирова­ние, уклоняясь от иммунной защиты. В ответ на это организм ак­тивно включает механизм апоптоза, на­правленный на элиминацию мик­робной инфекции. Апоптоз, в свою очередь, вызы­вает ак­тивацию регене­раторных процессов. Так поддерживается фе­номен приспособительного усиления пролиферативной ак­тивности ткани в зоне хронического инфек­ционного про­цесса (в регенери­рую­щих тканях). В фазе обострения усиле­ние пролифератив­ных процес­сов гораздо более выражено в связи с массо­вой гибелью клеток в зоне воспаления.

Инфекционный процесс во многих случаях начинается не с взаи­мо­дейст­вия патогенного микроорганизма с восприимчивым макроорганиз­мом как тако­вым, а прежде всего с взаимодействия с микро­флорой хо­зяина. Микробы-ан­тагонисты на слизистых оболочках осуществляют за­щитное действие. Так, ки­шечная микроэкологическая система является ча­стью гомеостатической сис­темы организма. Мик­роэкология желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) вклю­чена в систему защиты организма, и при ее нарушении становится источником ин­фекционного процесса. Основной механизм защиты слизистой ЖКТ - коло­низационная резистентность. Пристеночная микрофлора по­вышает колониза­ционную резистентность кишечника, конкурируя с патогенными микроорга­низмами за взаимодей­ствие с рецепторами эпителиальных клеток слизистой оболочки ЖКТ. Она способствует нормальному течению метаболических про­цессов в эукари­отных клетках [7].

Таким образом, персистенция микробной инфекции в условиях откло­нения тканевого гомеостаза барьерных тканей является фунда­ментальной биологиче­ской основой хронизации инфекционного про­цесса.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. М.: Проспект, 1998. 568 с.
  2. Ариэль Б.М. Бактериально-клеточные взаимодействия на ранних ста­диях ин­фекционного процесса в эксперименте: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. М, 1988. 33 с.
  3. Аруин Л.И. // Клин. мед. 2000. № 1. С. 5.
  4. Аруин Л.И., Капуллер Л.Л., Исаков В.А. Морфологическая диагностика болез­ней желудка и кишечника. М.: Триада-Х, 1998. 496 с.
  5. Бухарин О.В. Персистенция патогенных бактерий. М.: Медицина, 1999. 367 с.
  6. Войно-Ясенецкий М.В. Биология и патология инфекционных процес­сов. Л.: Медицина. Ленингр. отд-ние, 1981. 208 с.
  7. Гавришева Н.А., Антонова Т.В. Инфекционный процесс: Клинические и пато­физиологические аспекты. СПб.: СпецЛит, 1999. 255 с.
  8. Давыдовский И.В. Проблемы причинности в медицине: Этиология. М.: ГИМЛ, 1962. 176 с.
  9. Ивашкин В.Т., Лапина Т.Л., Бондаренко О.Ю. и др. // Рос. журн. гастроэнтерол. 2002. Т. 12. № 6. С. 38.
  10. Лисицын Ю.П., Петленко В.П. Детерминационная теория медицины. СПб.: Гиппократ, 1992. 416 с.
  11. Марченко В.А., Петленко В.П., Сержантов В.Ф. Методологические ос­новы клинической медицины. К.: Здоровья, 1990. 182 с.
  12. Маянский А.Н. Микробиология для врачей. Н. Новгород: Изд-во НГМА, 1999. 400 с.
  13. Маянский Д.Н. Хроническое воспаление. М.: Медицина, 1991. 272 с.
  14. Обгольц А.А. // Журн. микро­биол. 1992. № 1. С. 70.
  15. Пауков В.С., Салтыков Б.Б., Ермакова Н.Г., Шашлов С.В. // Арх. пат. 1998. № 1. С. 34.
  16. Петленко В.П., Козаченко В.И., Пирожинский В.Н. Метамедицина. Т. 1. Мета­логика. Методология. Детерминизм. СПб., 1996. 162 с.
  17. Пыцкий В.И. Причины и условия возникновения заболеваний: Этиоло­гия. М.: Триада-Х, 2001. 64 с.
  18. Саркисов Д.С., Пальцев М.А., Хитров Н.К. Общая патология человека. М.: Медицина, 1995. 272 с.

Библиографическая ссылка

Карпин В.А. ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ПАТОЛОГИИ: ХРОНИЧЕСКИЙ ИНФЕКЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС // Успехи современного естествознания. – 2005. – № 4. – С. 17-20;
URL: http://natural-sciences.ru/ru/article/view?id=8289 (дата обращения: 23.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252