Scientific journal
Advances in current natural sciences
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

BONES OF ANIMALS AS AN ETHNIC MARKER IN WANDERING PEOPLE FUNERAL COMPLEXES OF THE GOLDEN HORDE PERIOD OF THE VOLGA AND DON REGION

Ilina O.A. 1
1 Kamyshin Institute of Technology
The Golden Horde funeral complexes investigated by researchers in the Volga and Don downstream for the purpose of their compatibility with such characteristics as sex, age, orientation of the buried people, location of sacrificial animals carcasses parts in a tomb and geographical position of burial ground (Interfluves or trans-Volga) and funeral construction design are examined in this article. The analysis was performed to find the possibility of using this element of funeral ceremony as a demographic and ethnic marker of wandering tribes burial places investigation.
the Golden Horde funeral complexes
sacrificial animals’ bones
wandering people’s burial grounds
underneath tumuli burial places
ethnic groups of wandering tribes

В данной статье речь пойдет только о костях жертвенных животных, которые представляют собой остатки напутственной пищи и которые размещались непосредственно в могилах или на перекрытиях могильных ям. Кости животных, обнаруженные в насыпях кочевнических курганов или внутри погребальных кирпичных оград, а также комплексы с целыми костяками или чучелами коней, скелетами собак и т.п. в этой статье не рассматривались.

Всего на территории Волго-Донского региона удалось выявить187 захоронений с костями животных, представляющих собой остатки напутственной пищи, из них мужских 86 (Аксай III, 2/1; Аткарск, 8/1; Ахтубинский, 13/1, 20/2; Бахтияровка, 25/1, 46/2, 47/1, 52/1, 61/1, 63/1, 67/1, 73/1, 96/1; Белокаменка, D40/1; Бережновский II, 28/2; Быково III, 18/1, 28/1; Вербовый Лог IV, 13/1; Веселый II, 2/1; Веселый IV, 6/1; Веселый V, 1/1; Высокая Гора, 2/1; Гува 1, 3/1; Давыдовка III, 2/1, 4/1, 11/1; Джангар, 33/1; Жутово, 89/1; Заяры, 1/1; Зеельман, D38/1; Зубовка, 12/1; Калиновский, 30/1; Козинка I, 8/1; Колобовка II, 1/1; Крепь II, 4/1; Кривая Лука III, 3/1; Кривая Лука V, 1/1; Кривая Лука VI, 16/1; Кульстан 1, 1/1; Купцын Толга, 12/1; Курнаевка, 1/1; Ленинск, 9/1; Маляевка, 1, 20/1; Мариенталь, 1; Машевка, 1/1; Нагавский I, 2/1, 3/1; Нижняя Добринка, 1/1; Никольское I, 4/1; Остроухов, 1/1, 4/1, 5/1; Первомайский VII, 45/1, 48/1, 52/1, 60/1; Песковка II, 1/1; Потемкино, 7/1; Ромашкин I, 2/1; Салюк I, 21; Свинуха, 6/1; Семенкин, 25/1, 26/1, 27/1, 29/1, 30/1; Сенной, 5/1; Сидоры, 14/1; Солодовка II, 2/1; Тормосин, 1/1, 2/1; Три Брата I, 12/1; Харинка, 12/1; Харьковка I, 9/1; Хмелевой I, 1/1, 7/1; Царев, 1/1, 7/1, 32/1, 39/2, 48/1, 53/2; Цаца, 9/1; Шебалино, 2/1; Элистинский, 1/1; Эльтон, 1/1), женских 75 (Абганерово II, 2/1, 10/1, 14/1; Архара II, 15/1, 23/1; Бахтияровка, 49/1, 50/1, 58/1, 59/1, 69/1, 130/2, 137/1; Белужино-Колдаиров, 2/1, 5/1; Бережновский II, 27/1, 28/1; Блюменфельд А, 4/1; Быково III, 22/1; Вербовый Лог VIII, 1/1; Веселый II, 1/1; Визенмиллер III, 5/1; Глазуновский, 5/1; Гува 3, 1/1; Джангар, 27/1; Жутово, 57/1; Заяры, 2/1; Калиновский, 30/1; Киляковка, 2/1; Козинка I, 2/1; Колобовка II, 4/1; Красная Деревня, 11/1; Ленинск, 10/1; Ленинск II, 2/1; Линево, 2/1; Маляевка, 17/7, 10, 12; Маляевка VI, 2/1, 4/1; Нагавский I, 1/1; Нагавский IV, 1/1; Нижняя Добринка, 1/2; Олень-Колодезь, 9/1; Перегрузное, 32/1; Пугачев, 1/1; Салюк, 15, 62; Свинуха, 12/1, 17/1; Семенкин, 16/1, 18/1, 28/1, 31/1; Скатовка, 15/1; Солодовка, 8/2, 48/2; Солодовка II, 5/1; Старица, 8/1; Три Брата I, 2/1, 14/1; Три Брата II, 8/1, 11/1; Харинка, 4/1, 9/1, 11/1, 13/1; Хмелевой I, 8/1; Царев, 42/1, 43/1, 49/1, 53/1, 3, 61/1, 64/1; Элистинский, 2/1), детских 5 (Абганерово II, 11/1; Ленинск, 39/2; Маляевка, 17/6, 9; Солодовка II, 8/1) и подростковых 4 (Бережновский I, 45/3; Власовский, 15/3; Покровск, 6/1; Солодовка II, 1/1). В 17 захоронениях пол и возраст погребенных не установлены (Бахтияровка, 48/1, 60/1; Белокаменка, D35/1; Быково III, 2/1; Горно-Пролейский II, 2/1; Красная Деревня, 5/1; Красная Котлубань, 1/1; Ленинск II, 1/1; Могута, 6/1; Остроухов, 3/1; Сенной, 2/1, 4/1, 5/2; Солодовка, 50/1; Три Брата II, 22/1; Царев, 16/1; Царевщина, 2/1).

88 погребений с костями животных исследовано в могильниках, расположенных на территории Заволжья, и 99 – в могильниках Волго-Донского междуречья, что составляет соответственно 21 % и 32 % от общего количества проанализированных погребений с инвентарем. Мужских захоронений 46 %, женских 40 %, детских 2,7 % и подростковых 2,3 %. Преобладают одиночные подкурганные захоронения в прямоугольных или заплечиковых ямах под небольшими земляными насыпями диаметром 7-12 м. Лишь в 3 курганах отмечено наличие камней (Пугачев, 1/1; Перегрузное, 32/1; Высокая Гора, 2/1). 16 погребений с костями животных исследовано в сырцовых кирпичных оградах прямоугольной (Маляевка, 17/6, 7, 9, 10, 12; Царев, 39/2) или округлой формы (Ахтубинский, 13/1, 20/2; Бахтияровка, 48/1; Красная Деревня, 11/1; Зубовка, 12/1; Маляевка VI, 2/1, 4/1; Царев, 53/1, 2, 3). Подбойных могил 30 (16 %), ям со ступенями 9 (5 %). В группе погребений с инвентарем и ориентировками северного направления комплексы с костями животных составляют 44 %, в погребениях с инвентарем и западной ориентировкой таких захоронений только 25 %, в группе погребений с инвентарем и ориентировками восточного направления захоронения с костями животных также составляют 25 %.

В целом кости животных почти одинаково часто встречаются как в мужских, так и в женских захоронениях, причем, никаких особых различий ни в видовом составе животных, ни в составе частей мясных туш между мужскими и женскими погребениями не наблюдается. В большинстве кочевнических могильников находки костей животных – обычное явление, хотя на некоторых средневековых кладбищах их почему-то довольно мало или почти совсем нет (Быково III – 14 %; Салюк I – 11 %).

Как правило, части туш жертвенных животных помещались на дно могилы, но за пределами гроба, колоды, или склепа. Известно всего 4 погребения, в которых кости мелкого рогатого скота (далее МРС) были положены в гроб рядом с умершим (Бахтияровка, 47/1; Нижняя Добринка, 1/2; Солодовка II, 1/1; Царев, 64/1). Чаще всего кости животных в погребениях располагались в головах погребенного (40 %), вдоль правой руки (22 %), вдоль левой вдоль руки (21 %) и гораздо реже на перекрытии могилы (8 %) или в ногах (6 %). Известны единичные случаи, когда кости животных находились на крышке гроба (Бахтияровка, 58/1; Три Брата II, 8/1; Песковка II, 1/1) или даже размещались в специальных нишах, сооруженных в стенках могильной ямы (Олень-Колодезь, 9/1).

Чаще всего (91 %) в могилах находят отдельные кости ног или части хребтов МРС, хотя известны редкие случаи находок в погребениях черепов или нижних челюстей МРС (Ахтубинский, 13/1; Остроухов, 1/1, 3/1; Харинка, 12/1). Гораздо реже (8 %) в качестве напутственной пищи в могилы помещали части туш лошадей – ребра, части хребтов, путовые кости, копыта (Абганерово II, 2/1; Бахтияровка, 67/1, 69/1; Блюменфельд А, 4/1; Курнаевка, 1/1; Маляевка, 17/7, 9; Могута, 6/1; Солодовка II, 8/1; Царев, 39/1, 53/1, 3), которые нередко сочетались с костями мелкого рогатого скота. В одном погребении (Царев, 48/1) найдена трубчатая кость ноги крупной птицы (дрофы?), а в другом (Маляевка, 17/5) – позвонок крупной рыбы. Таким образом, в качестве напутственной пищи кочевники почти всегда использовали мясо МРС, хотя в состав стада кроме овец и коз всегда входили верблюды, лошади, а также крупный рогатый скот [2, С. 28, 95-96; 1, С. 127 ].

Для выяснения частоты встречаемости различных костей МРС с различными ориентировками погребенных была рассмотрена группа захоронений, в которых обнаружены части хребтов, а также захоронения, в которых найдены кости передней ноги с лопаткой (Абганерово II, 2/1, 10/1, 14/1; Аксай III, 2/1; Бахтияровка, 25/1, 46/2, 49/1, 50/1, 52/1, 58/1, 59/1, 60/1, 63/1, 67/1, 73/1; Вербовый Лог VIII, 1/1; Веселый II, 1/1; Веселый IV, 6/1; Власовский, 15/3; Высокая Гора, 2/1; Джангар, 33/1; Заяры, 2/1; Кривая Лука III, 3/1; Линево, 2/1; Маляевка, 1; Нагавский I, 1/1, 2/1; Нагавский IV, 1/1; Нижняя Добринка, 1/2; Никольское I, 4/1; Олень-Колодезь, 9/1; Покровск, 6/1; Салюк, 15; Свинуха, 6/1, 12/1, 17/1; Семенкин, 16/1, 18/1, 25/1, 27/1, 28/1, 29/1, 30/1, 31/1; Сенной, 4/1; Солодовка, 8/2; Три Брата I, 2/1; Харинка, 12/1, 13/1; Царев, 16/1, 42/1, 43/1;).

Удалось установить, что совместные находки костей передней ноги с лопаткой и частей хребтов очень редки. Кроме того, в результате проделанной работы выявились почти идеальные сочетания различных ориентировок с различными частями туш МРС. Из 24 проанализированных погребений с ориентировками северного направления в 20 зафиксированы кости передней ноги с лопаткой и только в 4 были найдены и лопатки, и части хребтов (Веселый IV, 6/1; Кривая Лука V, 1/1; Маляевка, 1; Солодовка II, 8/2). Из 28 погребений с ориентировками западного направления в 27 найдены части хребтов и только в 1 – и часть хребта и лопатка МРС (Свинуха, 6/1).

Убедительным показателем достоверности полученных результатов являются материалы некоторых крупных кочевнических могильников. Так в могильнике Бахтияровка абсолютно преобладают ориентировки западного направления. Здесь исследовано 11 погребений с частями хребтов мелкого рогатого скота, но не выявлено ни одного захоронения с костями передней ноги барана и лопаткой. В могильнике Семенкин ситуация прямо противоположная. На этом кочевническом кладбище доминируют ориентировки северного сектора, здесь исследовано 10 погребений, в которых найдены кости передних ног баранов с лопатками, но не встречено ни одного захоронения, в котором в качестве напутственной пищи были использованы части хребтов мелкого рогатого скота.

Таким образом, удалось установить, что традиция помещения в могилу различных частей туш жертвенных животных, в частности кости передней ноги с лопаткой и части хребтов МРС, безусловно, связаны с различными этническими группами кочевого населения Волго-Донского региона.