Scientific journal
Advances in current natural sciences
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

TYPOLOGY OF APPROACHES TO SOCIAL REALITY ANALYSIS AND PROBLEM OF ILLUSIVENESS

Morozov M.G. 1
1 Kamyshin technological institute branch of the Volgograd state technical university
2730 KB
This article suggests examination of typology of approaches to social reality analysis and three methods of social reality interpretation are found within its boundaries: classical type of philosophizing (17–19 centuries): social reality as transcendent reality; phenomenological philosophy and sociology (E. Gusserle, А. Shutz): social reality as immanent reality; post-non-classical philosophy (post-modernism): social reality as virtual reality. Understanding of society and possibilities of its explanation are determined by general philosophical outlook dominating within a certain historical period and by the type of ideological context where a certain social theory forms.
social reality
the idols of the mind
subject
objective reality

Понимание общества и возможности его объяснения детерминированы общефилософской установкой, доминирующей в рамках той или иной исторической эпохи, и типом мировоззрения, в контексте которого складывается та или иная социальная теория.

Формирование современной парадигмы социально-философского знания позволяет трансформировать устоявшуюся типологизацию подходов к анализу социальной реальности.

Наиболее адекватной представляется типология, выделяющая три способа интерпретации социальной реальности.

Классический тип философствования (17–19 века): социальная реальность как трансцендентная реальность.

Феноменологическая философия и социология (Э. Гуссерль, А. Шюц): социальная реальность как имманентная реальность.

Постнеклассическая философия (постмодернизм): социальная реальность как виртуальная реальность.

Основополагающим методологическим требованием каждого из типов философствования является возможность получения истинного знания и освобождения от заблуждений и искажения (иллюзорности) реальности, поиск источника иллюзорных форм реальности.

Классическая философия в качестве необходимого условия адекватного протекания процесса познания выдвигает исключение субъективных характеристик реальности. Таким образом, проблема формулируется как когнитивная.

Ф. Бэкон разворачивает панораму борьбы разума и предрассудков, доказывая, что последние мешают развитию интеллекта, заменяя его обыденными «мнениями», привычными схемами. Только полное разоблачение предрассудков очистит разум,

Многочисленные ошибки и заблуждения человеческого разума порождаются, считает Ф. Бэкон, врожденными и приобретенными идолами. По Бэкону, есть четыре вида таких идолов: идолы рода, пещеры, площади (или рынка), театра. Идолы рода и пещеры Бэкон считает врожденными, являющимися следствием характера человеческого ума, склонным наделять вещи качествами и свойствами характерными для человека. Устранить идолы рода и пещеры, по Бэкону, не возможно, однако, поняв природу их воздействия на разум, люди смогут избежать многих ошибок в познании. Идолы площади (рынка) и театра являются следствием воздействия на человека общества, идеологии. Они могут быть искоренены при условии изменения общественного сознания.

Следовательно, у Бэкона, мы видим формирование двух подходов к анализу формирования заблуждений и иллюзий – социальный и антропологический, которые были развиты в дальнейшем. Для философов, основывавшихся на первом подходе, происхождение идей и заблуждений в социальных отношениях, для сторонников второго подхода источником является человеческая природа.

В рамках немецкой классической философии, дихотомия S и O предопределяет основную проблему, трактуемую как выявление возможности и механизмов постижения объективной реальности. Наибольшее влияние на формирование последующих концепций (в том числе феноменологических) оказала позиция И. Канта, указывавшего на невозможность познания «вещи в себе» и настаивавшего на необходимости подробнейшего исследования познавательных способностей самого субъекта.

Принципиально иную позицию заняли основополжники марксизма. Даже туманные образования в мозгу людей и те являются необходимыми продуктами, своего рода испарениями их материального жизненного процесса, который может быть установлен эмпирически и который связан с материальными предпосылками. Таким образом, мораль, религия, метафизика и прочие виды идеологии и соответствующие им формы сознания утрачивают видимость самостоятельности… Не сознание определяет жизнь, а жизнь определяет сознание [2]. К. Маркс и Ф. Энгельс подчеркивали зависимость идей от реального исторического процесса, искаженное, иллюзорное представление о действительности является следствием капиталистического способа производства, форм извращенного сознания.

Освободиться от ложных представлений, иллюзий, по мнению теоретиков марксизма, возможно только через преобразование действительности революционным путем, устранив реальные факторы их породившие.

С критики ложных представлений, ложного сознания начал и другой немецкий философ – Ф. Ницше. Но выводы, к которым он пришел, по сути, противоположны марксистским. Бессмысленно и вредно бороться с предрассудками. Освобождение сознания от иллюзий и мифов лишит человека уверенности, выпустит разрушительную энергию. Ему нужно покрывало иллюзии, человек может найти свое спасение лишь в иллюзии [3].

Следовательно, не освобождать от иллюзий, а сознательно творить их, создавать новые более совершенные мифы, определяющие принципы человека, его цели, такова задача философии по Ницше.

Иррационалистическая традиция была развита в работах многих мыслителей, в том числе извстного итальянского социолога В. Парето. Причины предрассудков и заблуждений, полагал он, в эмоциях и аффектах. Иллюзии создаются не разумом, их порождает некий аффект, а разум лишь оправдывает, легитимизирует искажение. Зарождение и проявление чувств человека определяет появление и развитие теорий. Действуя под влиянием аффекта, индивид, тем не менее, стремится логически обосновать свое поведение.

С позиции феноменологии необходимо отказаться от методологических оснований философствования Нового времени, иными словами преодолеть принцип исходного противостояния объективной реальности и познающего ее субъекта. Это становится возможным вследствие фундаментальной методической установки epoche. Так в отношении социальной реальности речь идет не об изучении общества как такового или закономерностей его развития. Опыт феноменологии предлагает исследование способов, посредством которых сознание конституирует такую целостность как социум.

Наиболее показательной представляется позиция ярких представителей «социологии знания» П. Бергера и Т. Лукмана («Социальное конструирование реальности»). Представления о действительности формируются не под влиянием реальности, самой жизни, а конструируются из знания как такового. При этом, под «знанием» понимаются не теоретические построения, а обыденные представления людей, зафиксированные их эмпирическим опытом. Знание, понимаемое в этом смысле, объективирует, как полагают П. Бергер и Т. Лукман, действительность при помощи языка и основанного на нем познавательного аппарата [1].

Современные концепции постмодернизма обусловлены феноменологической традицией. Постнеклассическая философия образ целостной реальности трансформирует в реальность децентрализованную, деконструированную, что, в свою очередь, дает две основных тенденции в понимании социальной реальности как «гиперреальности» (Ж. Бодрийяр) и совокупности множества локальных реальностей, каждая из которых организована и существует по правилам собственного дискурса.

Наиболее радикальные постмодернистские теории отрицают само понятие объективной реальности, указывая на невозможность ее определения в силу субъективации действительности.

Процесс глобализации современного мира основанный на развитии новых технологий, не только промышленных, информационных, но и социальных, предполагает их активное распространение и использование. Отличительной чертой современных технологий является иммитация. Виртуальные технологии, подменяющие реальность, апробированные в качестве компьютерных моделей, стали использоваться для манипуляций общественным сознанием, придавая общественным отношениям иммитационный характер.

Эволюция интерпретаций социальной реальности определила исходный механизм в рассуждениях о способах получения истинного знания, а именно противопоставление категорий «реальность» и «иллюзорность», философских понятий «социальная реальность» и ее «иллюзорная форма».

В целом процесс трансформации философских подходов к решению проблемы зарождения и развития иллюзорных форм социальной реальности породил множество субъективных моделей, претендующих на универсальность и самодостаточность.