Scientific journal
Advances in current natural sciences
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

EVALUATION OF CHINESE TRADITIONS AND METHODS IN OBJECTS OF LANDSCAPE-ARCHITECTURAL HERITAGE TATIŜEVSKIJ DISTRICT OF THE SARATOV REGION

Fomenkova E.N. 1 Sokolskaya O.B. 1
1 Saratov State Agrarian University N.I. Vavilov
Currently in many regions of the Russian Federation in bad condition of objects of gardening of settlements, established during the second half of the XVIII – beginning of XX centuries Is the period of the landscape Park construction, which is widespread in Europe and Russia, after an active trade and industrial relations with East Asian countries, such as China. In this paper we evaluated Chinese traditions and techniques that have appeared in the Russian objects of landscape art, in particular in manor gardens and parks of the Volga region. Identified, basic criteria, and flora used in «green» architecture in the territories of objects of landscape-architectural heritage tatiŝevskij district of Saratov region. Analyzes the range of green spaces introduced from China, elements of landscape architecture.
far-Eastern traditions and techniques
green areas
landscape heritage
landscape and architectural heritage
landscaping
restoration

В настоящее время во многих регионах Российской Федерации в плохом состоянии находятся объекты озеленения населённых пунктов, созданные в II половине XVIII – начале XX вв. Именно в данный период, после начала активных торгово-промышленных отношений со странами Дальнего Востока, например, с такими государствами, как Китай и Япония, пейзажное парковое строительство получило широкое распространение в Западной Европе и России [6, 9].

Садово-парковое искусство дальневосточных государств недостаточно изучено в России. Одним из первых попытался описать сады и парки Азии и Дальнего Востока А. Регель в «Изящном садоводстве...», изданном в 1896 году. Однако четкого взгляда у него на этот вопрос не прослеживается. В трудах последующих российских исследователей излагалась информация, похожая на данные А. Регеля (Залесская, 1964; Жирнов, 1977; Боговая, Фурсова, 1988; Ямщиков, 2009). Эти авторы имели позиции «первичности» дальневосточных тенденций в пейзажных садах перед европейскими произведениями паркового строительства. В книге В.Я. Курбатова «Всеобщая история ландшафтного искусства» (2007) в разделе, посвященном китайским и японским садам, высказывается точка зрения, очень схожая с мнением А. Регеля по этому вопросу. Академик Д.С. Лихачев исторически обосновал появление пейзажных парков в Англии (Д.С. Лихачев, Поэзия садов. К семантике садово-парковых стилей. Сад как текст / Д.С. Лихачев. – М.: Согласие, 1998. – с. 196.), а «искусствоведческий анализ японских садов дан в книгах Н.С. Николаевой (1975, 2005), китайским паркам посвятила свой труд Н.А. Виноградова (2004), все они изданы в серии «Сады мира». В публикациях уделяется внимание в основном художественной стороне восточных садов – архитектуре, композиционной целостности, росписям и интерьерным элементам» [4]. Исследователь-искусствовед, доктор наук Б.М. Соколов в своих работах об английских пейзажных садах неоднократно упоминает о связи пейзажных парков Англии с китайским садовым искусством (Соколов, 2002, 2004). Много в этой связи и философско-культурных произведений, опубликованных отечественными востоковедами: Е.В. Завадской (1969, 1991), В.С. Мясников (2006), Е.В. Новиковой (2004), Е.А. Торчинова (1992, 1999), Г.А. Ткаченко (1999), В.В. Малявина (1995, 1997).

В последние двадцать лет всеми вышеперечисленными вопросами, а также флорой дальневосточных садов и парков занимается доктор с.-х. наук Е.В. Голосова (2002, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009–2011). Тем не менее анализом ландшафтной архитектуры Поволжья с точки зрения применения дальневосточных тенденций в объектах садово-паркового наследия не занимался никто.

В связи с этим актуальность темы определена тем, что необходимо оценить пришедшие из стран Восточной Азии и Дальнего Востока традиции и приемы, распространившиеся в Поволжском регионе, в частности на территориях объектов садово-паркового искусства Татищевского района Саратовской области, для того, чтобы грамотно подойти к вопросам восстановления этого наследия и включить его в рекреационный процесс области.

Необходимо, учитывать факторы и степень влияния азиатских и дальневосточных регионов, а также их популярность и территориальную близость к Поволжью.

Материалы и методы исследования

Цель исследований – выявить и оценить воздействие азиатско-дальневосточных традиций и приемов на объектах садово-паркового наследия Татищевского района Саратовской области, в частности китайских.

Объектами исследований послужили приусадебные парки в селах Полчаниновка и Большая Ивановка, а также и Губарёвка, созданные в конце XVIII – начале XX вв. Методика исследований базировалась на следующих принципах: на историческом принципе – выявлении общих закономерностей развития объектов ландшафтной архитектуры стран Азии и Дальнего Востока (Китае и Японии), России и Поволжья. Изучение архивных и краеведческих материалов по методикам О.Б. Сокольской [10] и Е.В. Голосовой [1, 2, 4]; на принципе сравнительной хронологии и развития, который позволил проследить возникновение и формирование объектов ландшафтной архитектуры, периоды развития и закономерности заимствования методов и приемов в создании объектов озеленения населенных пунктов Поволжья по методикам О.Б. Сокольской [5, 7, 8, 10]; на принципе натурного обследования – обзору и обмерам планировки, и растительных форм, малых архитектурных форм, а также видовых перспектив по методикам Е.А. Ахмедовой (1997), И.В. Барсовой (1991), О.Б. Сокольской (2013);

Результаты исследования и их обсуждение

Нами были выделены общие черты старых усадебных парков Татищевского района Саратовской области с азиатско-дальневосточными аналогами. Так, наши исследования показали, что формирование пространства на объектах ландшафтной архитектуры Поволжья является схожим с парками Китая. Это проявляется в планировочном решении такого рода произведений «зеленого» зодчества. Так же как и в китайских парках, исследуемые объекты располагаются в пределах или вблизи населенных пунктов (например, усадебный парк в селе Полчаниновка помещика Минха, или аналогичный объект в селе Большая Ивановка помещика Корбутовского) [5, 8].

Как известно, основой планировки дальневосточного парка было создание необходимого удобства и минимального нарушения окружающего ландшафта. В анализируемых объектах связь с окружением проходит через примыкающий к парку лесной массив и живописные холмы (парк с селе Полчаниновка) или раскрытие на сельскохозяйственные угодья (парк в селе Б. Ивановка), или овражно-балочную систему (парк в селе Губарёвка дворян Шахматовых). Дорожно-тропиночная сеть имеет разветвленный характер. В парках Китая характерно чередование закрытых (массивов) и открытых пространств (полян). Такая анфиладность наблюдается в исследуемых парках. В этой связи массивам и группам отдается 53 %, а полянам – 47 %.

В дальневосточных садах и парках главной составляющей являются холмы, камни и вода (озера, пруды, ручьи и пр.). Холмы акцентировались различными пагодами, павильонами и т.п. В ландшафтно-архитектурных объектах Татищевского района на возвышенностях использовались беседки с раскрывающимися видами в разные стороны, в большей степени на воду [8]. В их оформлении применяли цветовые колера, сходные с характерными для Китая. Береговая линия водоемов и откосы укреплялись часто камнями, также формировались лестничные спуски. Водоем, например, в китайском парке «расширяет и углубляет пространство, удваивая количество композиций за счет отражения. Многие известные сады в Китае формировались на берегах огромных естественных озер» [4]. В рассматриваемых исторических объектах ландшафтной архитектуры все три парка имеют водные системы: Полчениновский парк – бывший каскад прудов, а ныне большой пруд; Большеивановский парк – пруд; Губарёвский парк – речку-ручей. Некогда расположенные в парке Минха каскадные пруды имели соединительную протоку-ручей, оформленную камнями, по которой вода бежала, журча, огибая их, вытекая в большой пруд, где отражательный эффект высокого берега погружал посетителя в атмосферу покоя и прохлады, тем самым приближая его к дальневосточным традициям. В парке дворян Шахматовых вода (речка-ручей), проходя через разные пейзажные картины, связывает их в единое целое.

Что касается флоры, то многие её виды из китайского ассортимента умеренной зоны северной провинции (Хэбэй, Хэнань, Шаньдун, Шаньси, Шэньси, Гацьсу), Ляодунского полуострова и Большой равнины присутствуют в исследуемых объектах. В Китае – это область листопадных широколиственных лесов. Абсолютная температура здесь колеблется от 15 °С на юге до 30 °С на севере [2]. Среднегодовые осадки составляют 500–700 мм. Из этой области на территории объектов садово-паркового искусства Поволжья были завезены Pínus sylvéstris, Thuja orientalis, Catalpa bungei (для современного озеленения), Juniperus chinensis (для современного озеленения), Populus alba L., Caragana arborescens, Syrínga amurénsis, Syringa x chinensis Willd, Syringa persica, Syringa pubescens и др.

Умеренная зона в Японии размещена в горах на высоте 1000–1500 м над уровнем моря (на островах Кюсю и южном Сикоку, спускается к берегу моря (около 38° с. ш.) на острове Хонсю и доходит да юго-западной части Хоккайдо). Это область листопадного широколиственного леса [4]. Из неё удачно интродуцированы в исследуемый регион: Acer japonicum (для современного озеленения), A. palmatum, Hydrangea paniculata и др.

Рядом с усадебным домом на территориях Поволжья высаживали сосну обыкновенную (Pínus sylvéstris), которая по китайским поветриям является символом благородства духа, вместо персика в Татищевских парках были различные виды сливы (Prúnus) – символ счастья, а вместо о сакуры в исследуемых объектах ландшафтной архитектуры применяли вишневые деревья и черемуху (Prúnus pádus). Безусловно, рядом с водоемами сажали, как и в Китае, разные виды ив (Sálix). Дуб черешчатый (Quercus robus) является не только одним из символов могущества в России, но и в парках Китая – одно из популярных зеленых насаждений, то же можно сказать и к разновидностям клёнов (Ácer). Malus очень характерны и садов Китая, и в садах России, в частности Поволжья. Деревья и кустарники в Китае зачастую высаживают группами и даже целыми рощами. Такая посадка была типична и для парков Татищевского района.

В китайских традиционных парках отдается предпочтение древовидному типу пиона, считавшегося королем всех цветов [1]. В них же можно встретить лотосы, ирисы, пионы, розы, шиповники и хризантемы. В России и в Поволжье, особенно в XIX – начале XX вв. пионы, розы, шиповники, а осенью – хризантемы были практически во всех дворянских садово-парковых ансамблях и комплексах. Лотос заменяла кувшинка (Nymphaéa).

Наши исследования показали, что из азиатско-дальневосточных тенденций для Поволжского региона более свойственным является паркостроение Китая (82 %).

Нами установлены следующие преобладающие семейства древесных и кустарниковых насаждений в исторических парках Поволжья, в частности на территории усадебных парков исследуемого региона: Leguminosae Juss. (40 %), Salicaceae Mirbи (30 %), Oleaceae Lindl. (20 %) и Rosaceae Juss. (10 %). Если исследования видового состава Е.В. Голосовой (2010) показали, что «ассортимент растений китайских садов базируется в основном на видах местной флоры, в японских садах процент интродуцентов также невелик, но больше, чем в Китае», сады и парки Великобритании «содержат только 35 % местной флоры и почти столько же видов китайского происхождения (32,5)» [3], то наша оценка усадебных пейзажных парков опирается на другие данные. Так, по нашему анализу ассортимента зеленых насаждений на территориях объектов садово-паркового наследия Татищевского района Саратовской области интродуцентов меньше, чем, например, в парках Великобритании, но больше местной флоры, чем применяется в китайских и японских садах и парках (рис. 1). По нашему мнению, это связано, прежде всего, с климатическими и природными особенностями, а также традициями российского садово-паркового усадебного зодчества.

Характерно, что вечнозеленых насаждений в исследуемых объектах по сравнению с Китаем и Великобританией меньше в 2 раза, а с Японией в 2,5 раза (рис. 2).

Однако по планировочным показателям, в частности дорожно-тропиночной сети, соотношениям открытых и закрытых пространств наши объекты не уступают произведениям «зеленого» строительства Китая. Стилевое направление в Поволжских пейзажных парках конца XVII – начала XX веков основанное, на создании натуралистических ландшафтов с использованием элементов китайской садовой культуры.

pic_94.tif

1 ряд – интородуценты; 2 ряд – растения местной флоры

Рис. 1. Процентное соотношение растений местной флоры и интродуцентов в садах и парках: 1 – Китая [4]; 2 – Японии [4]; 3 – Великобритании [4] (по исследованию Е.В. Голосовой, 2011); 4 – Поволжья (РФ), Татищевский район Саратовской области (по исследованиям авторов, 2015)

pic_95.tif

1 ряд – вечнозеленые насаждения; 2 ряд – листопадные насаждения

Рис. 2. Процентное соотношение вечнозеленых и листопадных насаждений в культурной флоре: 1 – Китая [4]; 2 – Японии [4]; 3 – Великобритании [4] (по исследованию Е.В. Голосовой, 2011); 4 – Поволжья (РФ) Татищевский район Саратовской области (по исследованиям авторов, 2015)

Заключение

Таким образом, наши исследования показали, что:

– характерные приемы из азиатско-дальневосточных тенденций паркостроения – китайские ландшафтно-планировочные элементы в усадебных комплексах Татищевского района Саратовской области («образ природного объекта», свободная планировка элементов, формирование искусственного рельефа, большое количество видовых точек, ориентация на воду);

– заимствовано из китайской садовой культуры: ряд видов зеленых насаждений, акцентирование возвышенностей павильонами, беседками и др. сооружениями, чайные беседки с яркой окраской (применение цветов: кораллового, зелено-синего, охры, белого), эффект отражения в водной глади;

– использование видов зеленых насаждений китайского происхождения, в садово-парковых комплексах Татищевского района Саратовской области (интродуценты – 20 %, из них китайские – 9,1 %, представители местной флоры составляют 80 %);

– применение вечнозеленых насаждений 15 % в усадебных парках исследуемого региона, а лиственных (деревьев и кустарников) – 85 %.