Научный журнал
Успехи современного естествознания
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

РОЛЬ АЛИМЕНТАРНОЙ КОРРЕКЦИИ ЖЕЛЕЗОДЕФИЦИТНОЙ АНЕМИИ У БЕРЕМЕННЫХ ЖЕНЩИН СЕВЕРА, ПРОЖИВАЮЩИХ В УСЛОВИЯХ КСЕНОБИОТИЧЕСКОЙ НАГРУЗКИ

Байравов Н.А. 1 Жиляков Е.В. 1, 2
1 ГБОУ ВПО «Тюменская государственная медицинская академия Минздрава России»
2 ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный архитектурно-строительный университет Министерства образования России»
Ксенобиотическая нагрузка на организм экотоксикантами, содержащимися в окружающей среде (воздухе, продуктах питания и т.д.) обусловливает не только ухудшение здоровья, но и развитие синдрома дефицита железа. Отмечается превышение ПДК фенола и формальдегида в воздухе жилых помещений во всех анализируемых объектах. Кратность превышения фенола колебалась от 1,9 до 2,3 раз, формальдегида – от 1,69 до 1,83 раз. Причем, в зимний период отмечено наибольшее превышение допустимых концентраций. В результате проведенных исследований доказано негативное действие загрязнения окружающей среды на гематологические показатели крови беременных. Для этого контингента лекарственная терапия железодефицита оказалась малоэффективна. Коррекция анемии беременных дополнительно к традиционному методу специально разработанной диетой с включением БАД и витаминов была наиболее оптимальна для стабилизации микроэлементного статуса.
ксенобиотическая нагрузка
железодефицит
липопероксидация
алиментарная коррекция
беременные женщины
1. Амонов И.И. Микроэлементоз и анемия у беременных в очаге йодного дефицита // Гигиена питания. 2004. – Т. 73. – №1. – С. 41-43
2. Громова Е.Н. Комбинированное влияние фенола и формальдегида в воздухе жилых помещений на клинико-иммунологические параметры организма человека: Автореф. дисс… канд. мед. наук. – Челябинск, 2006. – 22 с.
3. Губернский Ю.Д., Новиков С.М., Калинина Н.В., Мацюк А.В. Оценка риска воздействия на здоровье населения химических веществ, загрязняющих воздух жилой среды // Гигиена и санитария. – 2002. – №6. – С. 27–30.
4. Жиляков Е.В. Здоровье населения как интегральный показатель состояния качества окружающей среды // Налоги, инвестиции, капитал – 2004. – №1. – С. 211-214.
5. Жиляков Е.В., Байравов Н.А. Эколого-гигиенический анализ факторов жизнедеятельности человека и их опасность для здоровья населения // Современные проблемы безопасности жизнедеятельности: опыт, проблемы, поиски решения: тезисы докл. Междунар. науч.-практ. конф. (г. Казань, 26 февр. 2010 г.) – Казань, 2010. – С. 844-847.
6. Иванова С.В. Влияние химических веществ, загрязняющих атмосферный воздух городов, на репродуктивное здоровье (ОБЗОР) // Гигиена и Санитария. – 2004. – № 2. – С. 10-13.
7. Кузьмин Д.В. Сравнительный анализ показателей репродуктивного здоровья женщин, проживающих в районах расположения алюминиевого производства // Гигиена и санитария. – 2007. – № 3. – С. 13-15.
8. Мингалиева И.А. Экспериментальное обоснование подходов к биологической профилактике вредных эффектов органических загрязнителей среды обитания и их комбинаций с токсичными металлами: Автореф. дисс… канд. биол. наук. – М., 2009. – 24с.
9. Ревич Б.А. Последствия воздействия стойких органических загрязнителей на здоровье населения. – М.: Джеймс, 2000. – 48с.
10. Сетко Н.П., Захарова Е.А. Кинетика металлов в системе мать – плод – новорожденный при техногенном воздействии // Гигиена и санитария. – 2005. – № 6. – С. 65-67
11. Яцына И.В., Коновалова Т.А., Коротеева Е.Н. Эпидемиология, факторы риска и современные аспекты профилактики аллергических заболеваний населения промышленного центра // Вестник РАМН. – 2005. – №3. – С. 36-39.
12. Нормы физиологических потребностей в пищевых веществах и энергии для различных групп населения Российской Федерации. МР 2.3.1.2432 – 08.

Активное освоение нефтегазовых ресурсов Севера сопровождается техногенным воздействием не только на различные звенья трофической цепи, но и на условия жизни. Одними из ведущих ксенобиотиков, влияющих на здоровье в условиях жилой среды, являются фенол и формальдегид, проблема токсического влияния которых на организм до конца мало изучена [1, 3, 9]. Жилье, построенное для краткосрочного временного пребывания, становится постоянным жильем при освоении северных территорий. При строительстве данного жилья использовались сборно-щитовые конструкции в составе утеплителя и клея которых входили фенол-формальдегидные смолы. В доле жилого фонда экологически неблагоприятное жилье составляет по разным данным от 5 до 10 %. Наличие фенола и формальдегида в воздухе жилых помещений в ХМАО подразумевает многофакторное влияние этих поллютантов на организм человека, в т.ч. и возможное нарушение обмена железа [2, 8].

При этом качественные и количественные характеристики микроэлементного дисбаланса определяются региональным компонентом, который включает в себя особенности загрязнения окружающей среды, питания, санитарно-гигиенического состояния питьевой воды и т. д. [4, 5, 6, 7, 11]. Доказано, что в биологических средах – плаценте и крови пуповины в паре мать – дитя, проживающих на территории с высокой антропогенной нагрузкой, достоверно содержится меньше железа, чем у живущих в районах с меньшей нагрузкой [10]. Совершенно очевидно, что решения этой сложной и многогранной проблемы требуют комплексного подхода, включающего один из ведущих элементов коррекции – лечебное и профилактическое питание.

Цель исследования. Изучить статус железодефицита у беременных ХМАО в зависимости от ксенобиотической нагрузки и разработать оптимальный способ алиментарной коррекции.

Материалы и методы исследования

Для гигиенической оценки влияния ксенобиотической нагрузки на беременных, проживающих во временном жилом фонде – сборно-щитовых домах, проводился комплексный анализ влияния факторов жилищной среды на организм. Проводилась посезонная оценка микроклиматических условий – температуры, влажности, скорости движения воздуха, содержание в воздухе вредных веществ – фенола и формальдегида.

Исследования по выяснению железодефицитного состояния, анализу алиментарного статуса беременных женщин проводились на базе роддомов ХМАО с февраля 2005 по май 2011 г. Было организовано 2 группы обследуемых. В исследуемую группу (n = 19) входили женщины 1 (n = 7), 2 (n = 6) и 3 (n = 6) триместров беременности. В контрольную группу (n = 34) входили женщины 1 (n = 12), 2 (n = 12) и 3 (n = 10) триместров.

Критериями включения в исследуемую группу являлось: проживание в условиях хронической ксенобиотической нагрузки фенол-формальдегидными смолами; беременность, сопровождающаяся верифицированным диагнозом железодефицитного состояния. Критериями исключения служили: отсутствие эколого-гигиенических неблагоприятных жилищных условий; хронические заболевания, влияющие на железодефицит в организме беременной; профессиональный контакт беременных с фенол-формальдегидными смолами.

Обе группы в качестве противоанемической терапии принимали сорбифер дурулес, содержащий 100 мг двухвалентного железа, которое обладает лучшей абсорбцией и переносимостью больными. I группа женщин придерживалась разработанной специальной диеты. Диета учитывала повышенный фон дополнительной ксенобиотической нагрузки. Помимо сбалансированного соотношения основных пищевых веществ, рекомендовалось включение в рацион продуктов с повышенным содержанием железа, ограничение продуктов, ингибирующих усвоение железа. Диета обогащалась дополнительно 100 мг аскорбиновой кислоты, витамином В1 – 2 мг, фосфолипидами – 5 г (в составе БАД «Витол»). II группа женщин находилась на обычной для каждого индивидуума диете. Все обследуемые в период проведения исследования не принимали каких-либо дополнительных лекарственных препаратов. Повторные исследования крови проводились в конце каждого триместра беременности.

Анкетно-опросным методом изучалось фактическое питание. Величины потребления пищевых веществ, витаминов и солей сравнивали с рекомендуемыми нормами [12].

Результаты исследования и их обсуждение

Анализ содержания фенола и формальдегида показал, что в воздухе жилых помещений отмечается превышение их ПДК во всех анализируемых объектах. Кратность превышения фенола колебалась от 1,9 до 2,3 раз, формальдегида – от 1,69 до 1,83 раз. Причем, в зимний период отмечено наибольшее превышение допустимых концентраций. Сроки проживания женщин – до момента наступления беременности в среднем составляли 5,4 ± 1,78 года.

При исследовании оказалось, что помимо нерегулярности приемов пищи, питание беременных женщин в обеих группах отличается недостатком некоторых витаминов, микро- и макроэлементов, а также крайней несбалансированностью их в суточном рационе.

Исходя из полученных данных оказалось, что до лечения отдельные показатели, характеризующие состояние обмена железа у группы женщин, проживающих в условиях ксенобиотической нагрузки, отличались от показателей контрольной группы. Так, например, в обследуемой группе достоверно были ниже цветной показатель (ЦП) и содержание сывороточного ферритина (СФ) (на 9 % и 13,5 % соответственно). Одновременно отличались показатели, характеризующие ПОЛ – было более низкое содержание токоферола (αТФ) (на 7,5 %) и более высокое содержание малонового диальдегида (МДА) (на 11,6 %), что говорит об усилении процессов липопероксидации при эколого-гигиенически напряженной ситуации.

Через 3 недели после лечения сорбифером дурулес все гематологические показатели в контрольной группе улучшились и приблизились в норме. Достоверно увеличился ЦП – на 13 %, гемоглобин – на 15,7 %, гематокрит – на 10,6 %, СФ – 2,3 раза, КНТ – в 1,86 раза, снизились показатели общего (ОЖС) и латентного железа сыворотки (ЛЖС) сыворотки (в 1,33 и 1,57 раза соответственно) (табл. 1). Данные изменения происходили на фоне стабилизации показателей ПОЛ: содержание αТФ увеличилось в 1,33 раза, а концентрация МДА снизилась в 1,72 раза.

Таблица 1

Сравнительный анализ показателей крови у беременных контрольной (II) и обследуемой группы (I) до лечения и через 3 недели лечения сорбифером дурулес

Группа

наблюден.

Показатель

Контрольная группа (II),

(n = 34)

Обследуемая группа (I),

(n = 7)

До лечения

Через 3 нед.

До лечения

Через 3 нед.

ЦП (ед)

0, 84 ± 0,04

0,95 ± 0,04*

0,77 ± 0,03^

0,85 ± 0,04¤ #

Hb (г/л)

99,4 ± 2,1

115,1 ± 3,4*

95,8 ± 2,7

99,5 ± 2,9#

Ert (*10 12)

3,26 ± 0,05

3,61 ± 0,04*

3,25 ± 0,04

3,32 ± 0,05#

Ht ( %)

30,9 ± 0,7

34,2 ± 0,7*

30,9 ± 1,1

31,6 ± 0,8#

CЖ(мкмоль/л)

12,2 ± 0,4

16,9 ± 0,5*

12,0 ± 0,4

13,1 ± 0,4#

СФ (мкг/л)

13,4 ± 0,6

31,2 ± 0,8*

11,6 ± 0,5^

14,6 ± 0,5¤ #

КНТ ( %)

14,61 ± 0,5

27,3 ± 0,5*

14,35 ± 0,4

16,5 ± 0,6¤ #

ОЖСС(мкмоль/л)

83,9 ± 3,3

62,7 ± 2,6*

84,1 ± 3,6

80,1 ± 3,2#

ЛЖСС(мкмоль/л)

71,5 ± 2,9

45,6 ± 2,7*

71,6 ± 3,1

67,2 ± 3,6#

αТФ(мкмоль/мг)

2,7 ± 0,05

3,6 ± 0,05*

2,5 ± 0,05^

2,4 ± 0,04#

МДА (нмоль/мл)

27,4 ± 2,3

15,9 ± 2,2*

31,0 ± 3,2^

31,2 ± 3,3#

* Различие достоверно (р < 0,05) в контрольной группе (II) между показателями крови до лечения и после коррекции сорбифером; ^ Различие достоверно (р < 0,05) между показателями крови контрольной группы (II) и обследуемой группы (I) до лечения сорбифером; ¤ Различие достоверно (р < 0,05) в обследуемой группе (I) между показателями крови до лечения и после коррекции сорбифером; # Различие достоверно (р < 0,05) между показателями крови контрольной группы (II) и обследуемой группы (I) после лечения сорбифером.

В группе женщин, проживающих в условиях ксенобиотической нагрузки показатели крови после лечения сорбифером дурулес выявили крайне низкую положительную динамику коррекции железодефицитного состояния. Достоверно увеличилось количество сывороточного ферритина на 25 % и увеличился коэффициент насыщения трансферрина (КНТ) на 14 %. Следует заметить, что вновь полученные значения достаточно далеки от нормативных величин. Отмечен рост цветного показателя на 10 %, при этом его значение достигло исходного значения ЦП контрольной группы до лечения. Все остальные показатели хотя и имели положительную динамику, но она была недостоверна, а вновь полученные значения ниже рекомендуемых величин на 20 – 50 %. При этом была замечена некоторая активация процессов липопероксидации, имеющая недостоверный, но тенденциозный характер, сопровождающаяся незначительным уменьшением содержания токоферола и увеличением МДА.

При анализе показателей крови контрольной группы (II) и обследуемой группы (I) после лечения сорбифером дурулес было достоверно выяснено, что значения величин, характеризующих процессы коррекции железодефицита, в (I) группе, хотя имели положительную динамику, но их цифровые выражения значительно не достигали и величин полученных во (II) группе, и, тем более, рекомендуемых величин. При этом, как уже отмечалось, улучшение большинства показателей, характеризующих положительные последствия лечения, носило недостоверный характер. Разница в конечных показателях процессов ПОЛ в сравниваемых группах была также велика и носила достоверный характер (р < 0,05). При этом в контрольной группе после лечения отмечалось достоверное увеличение (р < 0,05) токоферола и уменьшение (р < 0,05) МДА, а в обследуемой – недостоверное снижение содержания αТФ и увеличение МДА. Различия показателей гемодинамики контрольной группы (II) и обследуемой группы (I) после лечения колебались до 54 % и составили: по ЦП – более 11 %; Нв – 14 %; Ert – 10 %; СЖ – 23 %; СФ – 54 %; КНТ – 40 %; ОЖСС – 22 %; ЛЖСС – 33 %. Различия показателей ПОЛ контрольной группы (II) и обследуемой группы (I) после лечения колебались до 33 % и составили: по αТФ – 22 %, по МДА – 33 %.

Поскольку монокоррекция железодефицита сорбифером дурулес в группе, подвергаемой ксенобиотической нагрузке, оказалась малоэффективной, был предложен комплексный подход, помимо лекарственной терапии, включающий один из ведущих элементов коррекции – специально разработанную диету лечебного и профилактического направления, а также применение биологически активной добавки к пище “Витол”. При лечении сорбифером дурулес на фоне коррекции диетой и БАД показатели крови обследуемой группы значительно улучшились по сравнению с аналогичными показателями до коррекции железодефицита препаратом. Так, отмечалось достоверное увеличение (р < 0,05) ЦП – на 22 %, гемоглобин – на 23,5 %, гематокрит – на 10 %, СФ – 146 %, КНТ – 79,7 %, СЖ – на 42,5 %, при этом снизились показатели ОЖС и ЛЖС сыворотки (на 21,3 % и 32,8 % соответственно). При этом достоверно улучшились показатели, характеризующие процессы окислительного стресса в организме – увеличение α токоферола – на 52 % и снижение МДА – в 1,5 раза, что говорило о стабилизации процессов пероксидации у беременных на фоне диеты и лечения сорбифером (табл. 2).

Таблица 2

Показатели крови в контрольной группе (2) на фоне лечения сорбифером и обследуемой группе (1) на фоне лечения сорбифером и диеты, содержащей фосфолипиды

Группа

наблюден.

Показатель

Контрольная группа (I),

(n = 34) Через 3 недели лечения сорбифером

Обследуемая группа (2), принимавшая сорбифер на фоне коррекции диетой и «Витолом»

ЦП (ед)

0,95 ± 0,04

0,94 ± 0,05

Hb (г/л)

115,1 ± 3,4

118,4 ± 2,8

Ert (*10 12)

3,61 ± 0,04

3,52 ± 0,07

Ht ( %)

34,2 ± 0,7

34,0 ± 0,9

CЖ(мкмоль/л)

16,9 ± 0,5

17,1 ± 0,6

СФ (мкг/л)

31,2 ± 0,8

28,6 ± 0,6

КНТ ( %)

27,3 ± 0,5

25,8 ± 0,5

ОЖСС(мкмоль/л)

62,7 ± 2,6

66,2 ± 3,6

ЛЖСС(мкмоль/л)

45,6 ± 2,7

48,8 ± 3,8

αТФ(мкмоль/мг)

3,6 ± 0,05

3,8 ± 0,04*

МДА (нмоль/мл)

15,9 ± 2,2

14,8 ± 3,1

* – достоверные различия (р < 0,05).

Отмечалась аналогичная тенденция в изменении анализируемых показателей и после коррекции сорбифером дурулес на фоне диеты, содержащей БАД, по сравнению с показателями регистрируемыми после изолированного приема сорбифера. Все изменения носили положительный характер и имели достоверные различия (р < 0,05). Например, увеличились значения ЦП – на 10,5 %, гемоглобина – на 18,9 %, гематокрита – на 7,5 %, СФ – 95 %, КНТ – 56,3 %, СЖ – на 30,5 %. Показатели ОЖС сыворотки снизились на 17,4 %, ЛЖСС – на 27,4 %. Динамика процессов липопероксидации носила также положительный характер: увеличение αТФ с 2,4 ± 0,04 мкмоль/мг до 3,8 ± 0,04 мкмоль/мг коррелировало со снижением МДА с 31,2 нмоль/мл до 14,8 нмоль/мл, что достоверно свидетельствовало о снижении процессов ПОЛ.

На фоне лечения сорбифером дурулес показатели крови беременных, проживающих в условиях ксенобиотической нагрузки, придерживающихся разработанной диеты с добавлением БАД «Витол», значительно улучшились и почти приблизились к аналогичным показателям крови контрольной группы, принимавшим сорбифер, и нормативным. При этом некоторые значения в обследуемой группе превысили соответствующие показатели контрольной группы. Например, в крови обследуемой группы увеличилось количество гемоглобина на 2,8 %, сывороточного железа – на 0,2 мкмоль/л по сравнению с показателями контрольной группы, хотя эти изменения носили недостоверный характер. Недостоверно отмечалось бóльшие значения в контроле цветного показателя, количества эритроцитов, процент гематокрита, насыщения трансферрина, содержание сывороточного ферритина по сравнению с показателями обследуемой группы. При этом, показатели процессов ПОЛ были лучше в обследуемой группе (было меньше в сыворотке крови МДА и достоверно больше – на 5,5 % токоферола).

Таким образом, показатели крови, характеризующие обменные процессы железа и процессы пероксидации у беременных, проживающих в условиях ксенобиотической нагрузки, на фоне лечения сорбифером и специально разработанной диеты, содержащей фосфолипиды были значительно улучшены и приблизились к нормативным.

Выводы

1. Ксенобиотическая нагрузка, связанная с условиями проживания, оказывает негативное действие на развитие железодефицита у беременных.

2. Коррекция железодефицитной анемии беременных, проживающих в условиях действия экотоксикантов, с помощью специально разработанной диеты эффективнее лекарственной монотерапии.


Библиографическая ссылка

Байравов Н.А., Жиляков Е.В., Жиляков Е.В. РОЛЬ АЛИМЕНТАРНОЙ КОРРЕКЦИИ ЖЕЛЕЗОДЕФИЦИТНОЙ АНЕМИИ У БЕРЕМЕННЫХ ЖЕНЩИН СЕВЕРА, ПРОЖИВАЮЩИХ В УСЛОВИЯХ КСЕНОБИОТИЧЕСКОЙ НАГРУЗКИ // Успехи современного естествознания. – 2014. – № 5-1. – С. 15-19;
URL: https://natural-sciences.ru/ru/article/view?id=33843 (дата обращения: 24.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074