Научный журнал
Успехи современного естествознания
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,653

ВКЛАД ЭКОТУРИЗМА В ОХРАНУ ПРИРОДЫ

Ретракция публикации произведена на основании протокола Комиссии по публикационной этике журнала "Успехи современного естествознания" № 1 от 11.08.17г.на основании выявления неправомерного заимствования в недопустимом объеме материалов Экологический туризм на пути в Россию. Принципы, рекомендации, российский и зарубежный опыт.—Тула: Гриф и К, 2002.— 284 с
Пивоваров А.О. 1 Шевчук В.П. 1 Ливченко Е.Н. 2
1 ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный технический университет»
2 НАЧОУ ВПО «Волгоградский филиал Современной гуманитарной академии»
Экотуризм может быть реальной экономической альтернативой для населения сельских местностей, остро нуждающихся в дополнительных финансовых средствах, наглядно показывая, что выгоднее сохранять редкие виды и заповедные уголки в первозданном виде. Однако требуется серьезная работа, чтобы местное население не только участвовало в туристической деятельности и получало от этого доходы, но и видело напрямую взаимосвязь своего благосостояния и сохранности природного и культурного наследия. И в своем развитии экотуризм может и должен вносить вклад в охрану природы.
Экотуризм
природа
турист
животные
ландшафт
экология
менеджмент
1. Пивоваров, А.О. Влияние агро- и экотуризма на окружающую среду и экологию в России / А.О. Пивоваров, Е.Н. Ливченко // Молодёжь. Наука. Инновации: труды. IX междунар. науч.-практ. конф. / Пензен. филиал РГУИТП. – Пенза, 2014. – С. 304.
2. Алексеев А.И. Население и экологические проблемы // Глобальные экологические проблемы на пороге XXI века: Матер. Науч. конф., посвященной 85-летию академика А.Л. Яшина. – М.: Наука. – 1998 – С. 13.
3. Миркин Б.М. Туризм и охрана природы: компромисс возможен / Б.М. Миркин // Экология и жизнь. – 2009. – №2 – С.29-32.
4. Концепция развития туризма в регионе: основные положения // Регион: экономика и социология. 2003. – № 4. – С.39.

Экологический туризм – это такой вид туризма, который выражается в активном время препровождении человека в природной среде не только с использованием ее рекреационных, познавательных и иных возможностей, но и с учетом их сохранения и приумножения, как на сознательном, так и на практическом уровне. Актуальность работы определена тем, что в настоящее время Россия как эколого-туристское направление представляет собой потенциально важнейший сегмент мирового рынка.
И в своем развитии экологический туризм может и должен вносить вклад в охрану природы [1].

Именно экотуризм сделал экономически реальным создание ряда охраняемых территорий, которые, в противном случае, не получили бы природоохранного статуса. В сложной, противоречивой социально-экономической обстановке возможность сохранения их уникальных природных уголков вызывала у специалистов серьезные опасения. Однако экологи сумели доказать, что охрана природы может не только в буквальном смысле слова «платить за себя», но и способствовать – за счет развития индустрии туризма – подъему местной экономики. Таким образом, экологический туризм является эффективным средством привлечения капитала в природоохранную сферу.

Выяснилось, что, находясь под охраной, дикие животные могут приносить даже больший доход, нежели будучи объектами охоты или других форм традиционного использования. И причиной этого является экотуризм.

При правильной организации развитие природного туризма обеспечивает финансовые средства для охраны природных экосистем. Понятно, что охраняемые территории со средним или высоким количеством туристов получают больший доход, нежели те, посещаемость которых очень низка. Полученный доход дает им возможность усовершенствовать систему охраны, развивать научные исследования, разрабатывать и воплощать в жизнь менеджмент – планы, совершенствовать работу в области экологического образования – как с экотуристами, так и с местными жителями. Таким образом, по мнению ряда зарубежных экспертов, особо охраняемые природные территории (ООПТ) с более высоким числом туристов, хотя и подвергаются некоторому экологическому стрессу, получают преимущества в виде улучшения их управления и охраны. Кроме того, парки с большим количеством посетителей могут обеспечить больше рабочих мест для своих сотрудников (а также для жителей близлежащих поселений), расширить возможности для их обучения и дальнейшего профессионального роста. Доходы от туризма могут содействовать развитию и улучшению технических условий (например, систем санитарной очистки) как для туристов, так и для местных жителей.

Для российских особо охраняемых природных территорий в условиях катастрофического сокращения бюджетного финансирования экономическая роль экотуризма и эколого-экскурсионной деятельности весьма актуальна. Немаловажно и то, что развитие экотуризма обычно не требует создания дорогой и обширной инфраструктуры. Таким образом, экотуризм в потенциале может обеспечить получение относительно высоких удельных доходов при минимальных изначальных затратах. В нашей стране уже появились первые примеры подобного рода. Так, доходы от эколого-экскурсионной деятельности, получаемые за летний период экоцентром Дальневосточного морского заповедника, сравнимы с масштабами государственного бюджетного финансирования.

Не менее важно, что экотуризм и экологические экскурсии являются важнейшей формой экологического просвещения и образования, служат делу пропаганды охраны природы, повышению общественного престижа и поддержки ООПТ. В настоящее время большинство охраняемых территорий понимают, что успех их основной деятельности невозможен без внимания и поддержки общественности. А наилучший способ стимулировать общественную поддержку охраняемых территорий – это дать людям возможность лично соприкоснуться с уникальными природными ландшафтами, почувствовать свою сопричастность к их сохранению. Организация экотуризма – это еще одна возможность наладить прямой контакт с представителями администраций и потенциальными спонсорами. Так, экологические туры, организованные одним из дальневосточных заповедников для сотрудников крупной коммерческой компании, положили начало их долговременному сотрудничеству. Были случаи, когда иностранные экотуристы совершали дополнительные денежные и иные пожертвования на нужды посещаемых ими заповедников. Обычно это происходило тогда, когда группы сопровождали квалифицированные гиды, которые рассказывали посетителям о деятельности и проблемах наших охраняемых территорий и объясняли им, что даже небольшие пожертвования могут оказать реальную помощь.

Бесспорное преимущество экотуризма состоит в том, что он дает местным жителям финансовые стимулы для охраны природы своего края, содействует налаживанию их сотрудничества с охраняемыми территориями. Ведь нередко многие проблемы охраняемых территорий являются результатом конфронтации с местным населением, которое вынуждено конкурировать с ООПТ за использование природных ресурсов как средств к существованию. Экотуризм может быть реальной экономической альтернативой для населения сельских местностей, остро нуждающихся в дополнительных финансовых средствах, наглядно показывая, что выгоднее сохранять редкие виды и заповедные уголки в первозданном виде. Однако требуется серьезная работа, чтобы местное население не только участвовало в туристической деятельности и получало от этого адекватные доходы, но и видело прямую взаимосвязь своего благосостояния и сохранности природного и культурного наследия.

В современных экономических условиях в России развитие экотуризма имеет ряд дополнительных преимуществ с точки зрения сохранения природных комплексов. Экотуризм является одним из весьма немногих (а в некоторых случаях и единственно возможным) видом экономической деятельности наших заповедников, созвучным их основным задачам. Российская и зарубежная практика свидетельствует, что во многих случаях, когда возможность развивать экотуризм не используется, его «экологическую нишу» неизбежно занимают другие, более разрушительные для ООПТ, виды природопользования. После распада СССР многие виды экономической деятельности потерпели крах. В условиях высокой безработицы местное население, особенно в отдаленных районах, было вынуждено обратиться к традиционным средствам выживания, например, разведению скота, выращиванию сельхозкультур, охоте. Эти процессы неизбежно затрагивали и охраняемые территории. Здесь показателен пример Тебердинского заповедника. С началом перестройки и затянувшимся экономическим кризисом туристический поток на Кавказ, как из России, так и из-за рубежа резко сократился. Теберда и Домбай, а вместе с ними и заповедник, опустели. Однако, как это ни парадоксально, антропогенный пресс на весь природный комплекс только усилился. Местное население, существуя многие годы от доходов в сфере туризма и не имея других источников получения прибыли, стало разводить в большом количестве скот. Небольшая территория курортной зоны, где было разрешено выпасать скот, уже не обеспечивала потребности в кормах. Между администрацией заповедника и местным населением возникла конфликтная ситуация – на охраняемую территорию стали смотреть как на неиспользуемые природные ресурсы.

Руководство Тебердинского заповедника было вынуждено идти на компромисс с населением, выделить с согласия вышестоящих инстанций дополнительные пастбища, а также расширить существующие пастбища для сотрудников заповедника, чей жизненный уровень также существенно упал. В заповедных лесах появились новые проблемы: самовольная заготовка деловой древесины, вырубка хвойного молодняка в предновогодний период и некоторые другие. Организация круглосуточных дежурств, патрулирование заповедной территории, установка контрольно-пропускных пунктов на дорогах, привлечение сотрудников Министерства внутренних дел и пограничной службы не смогли предотвратить ущерб, наносимый природному комплексу. Природоохранная пропаганда в виде лекций, выступлений в СМИ оказалась недостаточно эффективной. Стало совершенно очевидным, что для нормального функционирования заповедника, сохранения природы Северного Кавказа необходимо принимать меры по возрождению в этом регионе индустрии туризма. В настоящее время развитие туристической деятельности находит понимание у всех слоев населения, которое связывает свое экономическое благополучие не со скотоводством, а с туристическим бизнесом и работой в туристической инфраструктуре. Этим не исчерпывается возможная роль экотуризма на охраняемых территориях. За рубежом становится все больше туристов, которые во время своего пребывания в национальных парках стремятся оказывать им активную помощь, обновляя и ремонтируя тропы, убирая мусор, помогая в учетах животных. Особое распространение получают специализированные «волонтерские» программы, когда зарубежные любители природы целенаправленно совершают поездки, ставящие задачей оказать помощь охраняемым территориям в научных исследованиях или природоохранной деятельности (и при этом полностью оплачивают свое пребывание, как «обычные» туристы). Для многих ООПТ и отдельных специалистов это является единственной возможностью заработать средства на продолжение научных исследований и проведение экспедиционных работ.

Некоторые серьезные туроператоры, будучи заинтересованными в поддержании высокого качества окружающей среды в местах проведения своих путешествий, устанавливают более тесные и длительные контакты с конкретными ООПТ и укрепляют сотрудничество с природоохранными организациями. Ряд американских компаний, специализирующихся на наблюдениях за птицами, регулярно проводит туры в одни и те же парки Латинской Америки и жертвует немалые средства на их охрану и поддержание. В нашей стране один из первых примеров подобного рода связан с Муравьевским парком устойчивого природопользования, организованным в Дальневосточном регионе кандидатом биологических наук С.М. Смиренским. На протяжении нескольких лет на конкурсной основе парк принимает группы учителей и экотуристов из США, которые участвуют в проведении летних экологических школ с местными учителями и школьниками. Многие из них поддерживают с парком постоянный контакт, оказывали и продолжают оказывать финансовую помощь, и даже по собственной инициативе зарегистрировали в США общественную организацию под названием «Друзья Муравьевского природного парка».

Еще один положительный аспект развития экотуризма (особенно научного туризма) – это возможность расширить международные контакты наших OОПТ, принять участие в международных проектах совместно с учеными других стран.

Таким образом, правильная организация экотуризма может способствовать достижению природоохранных, эколого-образовательных, пропагандистских и экономических целей охраняемых территорий. Неотъемлемой чертой экотуризма является содействие охране природы и местному развитию и обеспечение финансовых средств для этих целей. Каковы же способы превращения «простого» природного туризма в экотуризм на благо охраняемых территорий, окружающих их поселений, и стран в целом?

Охраняемые территории за рубежом обычно получают доходы от природного туризма посредством взимания платы за посещение, стимулирования благотворительных пожертвований и частных инвестиций, реализации вспомогательных услуг или продукции. Специфика российских ООПТ на данном этапе состоит в том, что они могут не только получать плату за вход, но и частично выполнять функции туроператоров – например, взять на себя организацию проживания и питания туристов на их территории. Это позволяет им зарабатывать дополнительные финансовые средства. К тому же, в нынешних экономических условиях наши ООПТ могут более свободно использовать заработанные средства для собственных природоохранных и научных целей (за рубежом значительная часть заработанных национальными парками средств отчисляется в федеральный или региональный бюджет).

Доходы, получаемые охраняемыми территориями, могут быть увеличены за счет повышения платы, взимаемой с туристов за посещение. До какой степени целесообразно такое повышение, зависит от спроса на посещение конкретной территории (в том числе, от степени ее уникальности и, в то же время, доступности) и от возможности удовлетворения этого спроса (т.е. от экологической, социальной и эстетической емкости территории). Как уже отмечалось ранее, готовность платить у экотуристов выше, чем у обычных туристов, поэтому повышение входной платы приводит к относительно меньшему снижению спроса.

При расчете экономической эффективности туризма следует также принимать во внимание необходимость нейтрализации его негативных последствий – как экологических, так и экономических. Например, последствия эрозии троп, вызванной развитием горного туризма, оказывают влияние на все местное сообщество, при этом далеко не всегда предусмотрен механизм взимания платы с туристов для компенсации наносимого ущерба. Для контроля над ситуацией государства вводят определенные ограничения или используют иные методы, чтобы участники индустрии туризма оплачивали полную стоимость своей деятельности. Например, стимулируют дополнительные финансовые отчисления фирм-туроператоров на очистку местности или денежные пожертвования туристов на проекты по развитию местных сообществ, чтобы компенсировать вызываемые ими инфляционные явления.

Реализация сопутствующих товаров и услуг в потенциале может приносить немалые средства. Заплатив за питание и проживание, многие посетители охотно тратят дополнительные деньги, если на месте им предоставляется для этого возможность, т.е. предлагаются привлекательные товары и услуги. Некоторые туроператоры отмечают, что многие российские туристы традиционно предпочитают экономить на стоимости самого тура, но, приехав в регион, тратят на дополнительные расходы сопоставимые или даже большие средства. Визит – центры и другие, связанные с ООПТ предприятия, могут предлагать широкий спектр продукции – от футболок с символикой и открыток до изделий народных промыслов и предметов искусства. Сотрудникам охраняемых территорий полезно установить партнерство с творческими предпринимателями, которые хорошо разбираются в структуре спроса посетителей и снабжают их соответствующей продукцией. Многие ООПТ совершают общую ошибку, когда предлагают посетителям только дешевые безделушки: в числе посетителей нередко оказываются более обеспеченные и опытные люди, которым по вкусу более дорогие сувениры и предметы искусства.

Станут ли заработанные в туризме средства реальным вкладом в охрану природы? Это зависит не только от их количества, но и от того, кто конкретно является их получателем. Не всегда доходы от природного туризма «работают» на благо охраны природных территорий, от которых он в конечном итоге зависит. Как неоднократно отмечалось ранее, природный туризм нельзя приравнивать к экотуризму, пока его непосредственным результатом не является улучшение охраны природы.

Не хотелось бы, чтобы у читателя сложилось впечатление, что природный туризм «автоматически» несет с собой все перечисленные экономические преимущества. За рубежом имеется немало примеров, когда развитие туризма не обеспечивало ожидаемого дохода для ООПТ и местного населения. Доля туризма в местной экономике была очень мала, и получаемые от него доходы были несопоставимы со средствами, которые требовались для управления и охраны природных территорий. Для того, чтобы туризм реально стал «работать» на благо охраняемых территорий, необходимо тщательное планирование и продуманная организация этой деятельности.

Следует тщательно оценить затраты и возможные доходы от развития природного туризма, чтобы определить, реально ли получение охраняемой территорией некоторой прибыли или хотя бы самофинансирование. Специалисты предупреждают, что во многих случаях для реализации природоохранных программ потребуется некоторое внешнее финансирование, поскольку не все важные с экологической точки зрения территории в состоянии получать достаточные для самоподдержания денежные средства за счет туризма. На некоторых уязвимых территориях в принципе невозможен туризм. Во многих случаях туризм следует рассматривать не как путь к полному самофинансированию, а как важный источник дополнительных финансовых средств для ряда направлений деятельности ООПТ – в частности, для реализации менеджмент – планов и образовательных программ, а также для развития научных исследований.