Научный журнал
Успехи современного естествознания
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ПРИБРЕЖНОЙ ЧАСТИ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО КАСПИЯ

Ибадуллаева С.Ж. 1 Усен К. 2 Сауытбаева Г.З. 1 Нургалиева А.А. 1 Оспанова Г.К. 1
1 Кызылординский государственный университет имени Коркыт Ата
2 Институт ботаники и фитоинтродукции
Отличительной чертой растительного покрова Прикаспия является его пространственная неоднородность – комплексность. Из факторов определяющих пространственное распределение растительности ведущими являются условия увлажнения, засоленность и механический состав почвогрунтов, а также рельеф. Изучаемая территория расположена в пустынной зоне, в подзоне остепненных северных пустынь. В зональном аспекте это – переходная азональная полоса между подзонами средних настоящих и северных остепненных пустынь. Еще более существенно, что она расположена между контрастными экосистемами моря и суши. Такое географическое положение предопределяет неоднородность пространственной дифференциации и динамику растительности. Основными ограничивающими факторами ботанического состава сообществ являются режимы увлажнения и засоления. В связи с этим растительный покров характеризуется бедным флористическим и фитоценотическим разнообразием и простой структурой. Это также обусловлено молодостью территории, периодическими трансгрессиями и регрессиями Каспийского моря и постоянным влиянием сгонно-нагонных явлений моря.
растительность
флора
прикаспийская низменность
дельта
растительное сообщество
прибрежная зона
1. Акиянова Ф.Ж., Медеу А.Р. и др. Геоморфология. // Республика Казахстан. – Алматы, 2006. – Т .1. – С. 171–214.
2. Атлас Казахской ССР. Том 1. Природные условия и ресурсы. – М., 1982. – 82 с.
3. Викторов С.В., Ремезова Г.Л. Индикационная геоботаника: Учеб. пособие. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988. – 168 с.
4. Доскач А.Г. Природное районирование Прикаспийской низменности. – М.: «Наука», 1979. – 109 с.
5. Иванов В.П. Биологические ресурсы Каспийского моря. – Астрахань, 2000. – 100 с.
6. Марынич О.В. Антропогенная трансформация степной растительности (на примере Центрального Казахстана): автореф. дис. канд. наук. – Алматы, 1999. – 29 с.
7. Методические рекомендации по оценке и картографированию современного состояния экосистем МНР. – Улан-Батор, 1989. – 107 с.
8. Рачковская Е.И., Огарь Н.П., Марынич О.В. Факторы антропогенной трансформации и их влияние на растительность степей Казахстана // Степной бюллетень. – Новосибирск, 1999. – № 5. – С. 22–25.
9. Сыдыков Ж.С., Голубцов В.В., Куандыков Б.М. Каспийское море и его прибрежная зона (природные условия и экологическое состояние). – Алматы, 1995. – 211 с.

Цель исследования

Проведение мониторинга флоры и растительности прибрежной зоны северо-восточного Прикаспия

Материалы и методы исследования

Объектами исследования являются флора и растительность прибрежной зоны северо-восточного Прикаспия.

Методы исследования геоботанические, флористические, мониторинговые.

В нефтедобывающих регионах Каспийкого шельфа происходит загрязнение нефтью, вследствие которого, кроме других, также возникают проблемы, касающиеся сохранения биоразнообразия региона.По геологическому строению, устройству поверхности и почвенно-ботаническим условиям территория Атырауской области довольно четко подразделяется на следующие крупные геоморфологические районы: Прикаспийская низменность, Подуральское плато, плато Устюрт, горный Мангышлак, равнинный Мангышлак.

Прикаспийская низменность, в пределах которого расположен объект исследования, занимает всю северную часть области и восточное побережье Каспийского моря до полуострова Бузачи включительно, простираясь далее к югу узкой полосой по равнинному Мангышлаку. Перераспределяя атмосферную влагу по поверхности, микрорельеф создает неодинаковые гидрологические и микроклиматические условия почвообразования, следствием чего является весьма характерная для Прикаспийской низменности резко выраженная комплексность почвенно-растительного покрова [1].

Особенностью растительного и почвенного покрова подзоны северной пустыни является резко выраженная комплексность, зачастую с абсолютным преобладанием интразональных почв надзональными. Причина этого кроется в геологической молодости страны, вышедшей из-под моря лишь в позднечетвертичное время и после этого служившей ареной блуждания рек, стекавших с Общего Сырта и Подуральского плато, прокладывая себе путь к отступавшему морю [2].

Изучаемая территория расположена в пустынной зоне, в подзоне остепненных северных пустынь. В зональном аспекте это – переходная азональная полоса между подзонами средних настоящих и северных остепненных пустынь. Еще более существенно, что она расположена между контратными экосистемами моря и суши. Такое географическое положение предопределяет неоднородность пространственной дифференциации и динамику растительности. Основными ограничивающими факторами ботанического состава сообществ являются режимы увлажнения и засоления. В связи с этим растительный покров характеризуется бедным флористическим и фитоценотическим разнообразием и простой структурой. Это также обусловлено молодостью территории, периодическими трансгрессиями и регрессиями Каспийского моря и постоянным влиянием сгонно-нагонных явлений моря [3].

Результаты исследования и их обсуждение

Формирование растительности дельты происходит в условиях поверхностного затопления в паводок, подтопления, сгонно-нагонных явлений со стороны моря. В связи с этим значительная площадь значительная площадь дельты занята водно-болотной растительностью. Повсеместно наблюдается усиление роли солелюбивых растений (галофитизация растительности), обусловленное нагонами соленых морских вод и засолением почв в результате их подстилания засоленными осадочными морскими отложениями и фитильным подтягиванием минерализованных грунтовых вод [4].

В нижней, приморской части дельты господствуют тростниковые (Fragmites australis) заросли и плавни, чередующиеся с лагунами и култуками с водой. По периферии их окаймляют густые заросли рогозов (Typha angustifolia, T. laxmanii).

В застойной или малопроточной воде формируются заросли погружено-водных макрофитов (Potamogeton natans, P. pectinatus, P. perfoliatus, Myriophyllum spicatum, M. verticillatum, Ceratophyllum demersum, C. submersum). На поверхности воды – плавающие макрофиты, средикоторых доминируют такие реликтовые эндемики, как плавающий папоротник сальвиния (Salvinia natans) и водяной орех-чилим (Trapa kasachstanica). К мелководным участкам приурочены сообщества ежеголовника (Sparganium stoloniferum), сусака зонтичного (Butomus umbellatus) и камыша (Scirpus lacustris), а поверхность воды зарастает ряской (Lemna trisulca). Нередко по краям тростниковых зарослей отмечены водокрас лягушечный (Hydrocharis morsus-ranae), пузырчатка (Urticularia vulgaris) и ряска маленькая (Lemna minor). Повсеместно в аквальных экосистемах можно встретить зеленые нитчатые водоросли (Spyrogira sp., Mongeotia sp.) на песчано-илистых грунтах. Перемычки и возвышенные участки между лагунами заняты луговой растительностью [5].

При постепенном освобождению от воды и обсыхпнии внутридельтовых водоемов заросли тростника и рогоза вначале сменяются клубнекамышовыми сообществами (Bolboschoenus maritimus, B. popovii), затем луговыми солодково-вейниковыми (Calamagrostis epigeios, Glycyrrhiza uralensis, Lotus frondosus). При обсыхании болотных почв формируются разреженные сообщества с доминированием скрытниц (Crypsis aculeate, C. borzczowi). На низких пойменных террасах и прирусловых отмелях р. Урал отмечаются рогозовые (Typha minima), клубнекамышовые (Bolboschoenus maritimus), дурнишниковые (Xsanthium strumarium), болотистые и разнотравно-злаковые (Calamagrostis epigeios, Epilobium hirsutum, Plantago major, Trifolium fragiferum, Althaea officinalis) настоящие луга. К повышениям и надпойменным террасам приурочены однолетнесолянково-кустарниковые сообщества с доминированием гребенщика (Tamarix laxa) и селитрянки (Nitraria schoberi)[6].

Водораздельные дельтовые равнины заняты однолетнесолянковыми, иногда вторичными группировками, возникшими на месте орошаемых полей (Climacoptera crassa, C. brachiata, Suaeda acuminata) а также поташниковыми (Calidium caspicum) и карабараковыми (Halostachys belangeriana) полукустарниковыми сообществами. На деградированных участках преобладают виды лебеды (Atriplex aucherii, A. tatarica)[7].

Приморская аккумулятивная равнина. Структура растительности более простая и имеет четко выраженный поясной характер. На мелководье – куртины тростника. В сгонно-нагонной зоне на маршевых солончаках – сплошной ковер солероса (Salicornia europaea) с участием сведы. В целом для прибрежной зоны характерно абсолютное преобладание солелюбивой растительности на всех типах почв [8].

Далее в условиях подтопления и близкого залегания грунтовых вод распространены злаковые засоленные луга: ажрековые (Aeluropus litoralis) и бескильницевые (Puccinella distans). По мере удаления от моря и углубления грунтовых вод они сменяются эфемерово-полынными (Artemisia monagyna, Eremopyrum orientale, Lepidium perfoliatum), а затем однолетнесолянково-полукустарниковыми (Kalidium capsicum, Halostachys belangeriana, Climacoptera crassa, C. brachiata, Petrosimonia brachiata) сообществами. Последние встречаются в комплексе с кустарниковыми, гребенщиковыми и селитрянковыми с эфемерами и эфемероидами (Eremopyrum orientale, Poa bulbosa, Lepidium perfoliatum) сообществами [9].

Повсеместно на пониженных равнинах и замкнутых депрессиях формируются сарсазанники (Halocnemum strobilaceum).

Экологический ряд по бортам многочисленных каналов представлен сообществами: густые заросли тростника, солеросово-клубнекамышовые, вейниково-солодковые, однолетнесолянково- сарсазановые, разнотравно-кустарниковые.

В пределах дельты, на островах и отчасти на приморской равнине естественный растительный покров нарушен на больших пространствах или локально вокруг населенных пунктов и каналов.

Новокаспийская и позднехвалынская равнина. Растительный покров рассматриваемой территории относится к пустынному типу и представлен подтипами ксерофитной, галофитной и псаммофитной растительности.

Пустынный облик растительного покрова определяют ксерофиты, доминирующие в сложении растительных сообществ, как новокаспийской, так и позднехвалынской равнин. Среди них наиболее распространенными являются представители гало- и псаммофильных экологических биоморф – это полукустарнички и полукустарники: сарсазан шишковатый (Halocnemum strobilaceum), полыни белоземельная (Artemisia terra-albae), Лерховская (Artemisia lerchiana) и однопестичная (Artemisia monogyna), кохия простертая (изень) (Kochia prostrata), терескен роговидный (Krascheninnikovia ceratoides); травянистые многолетники: пырей ломкий (еркек) (Agropyron fragile), верблюжья колючка ложная (жантак) (Alhagi pseudoalhagi), бескильница расставленная (Puccinellia distans); однолетники: климакоптеры мясистая (Climacoptera subcrassa) и супротивнолистная (торгайот) (Climacoptera brachiata), солянки Паульсена (канбак) (Salsola paulsenii) и натронная (Salsola nitraria), петросимония трёхтычинковая (Petrosimonia triandra), рогач песчаный (эбелек) (Ceratocarpus arenarius). Указанные виды относятся к эдификаторам растительных сообществ, являясь их доминантами или субдоминантами.

Кустарники встречаются достаточно редко: курчавки шиповатая (Atraphaxis spinosa) и отогнутая (Atraphaxis replicata), гребенщики многоветвистый (Tamarix ramosissima) и рыхлый (Tamarix laxa), селитрянка Шобера (Nitraria schoberi), образуя сообщества в основном на выположенных участках равнины.

Распространенным элементом растительного покрова позднехвалынской равнины является формация полыни белоземельной, представленная белоземельнополынной, еркеково-белоземельнополынной, изенево-белоземельнополынной и терескеново-белоземельнополынной ассоциациями. Обособленными массивами белоземельнополынники выделяются в юго-восточной, приграничной части объекта. Формация приурочена к бурым и лугово-бурым засоленным почвам легкого механического состава.

В зависимости от состава эдификаторов структура растительных сообществ одно (15–35 см), или двухъярусная (15–60 см) с проективным покрытием почвы 50–65 %. Валовая урожайность сообществ от 2,0 до 5,1 ц/га.

В переходной зоне (экотоне) позднехвалынской и новокаспийской равнин встречаются однопестичнополынные и полынные сообщества смешанного состава, где доминантом является полынь однопестичная (Artemisia monogyna), субдоминантами – полынь белоземельная (A. terra-albae) и реже полынь Лерховская (A. lerchiana), иногда полыни находятся между собой почти в паритетном соотношении. Указанные полынники приурочены к бурым, лугово-бурым и луговым приморским засоленным почвам легкого механического состава.

Однопестичнополынники характеризуются одно (35–50 см) – или двухъярусной (50 – 15 см) структурой с проективным покрытием 50–60 %.

В растительном покрове депрессий новокаспийской и позднехвалынской равнин наиболее распространенной, ландшафтной, является формация сарсазана шишковатого (Halocnemum strobilaceum). Кроме чистых сарсазанников, в её составе выделяются растительные сообщества, сформированные при участии однолетних солянок (Climacoptera subcrassa, Salsola paulsenii, S. nitraria), эфемеров (Eremopyrum orientale, E. triticeum,) и бескильницы (Puccinellia distans). Формация приурочена к луговым приморским солончаковым почвам различного механического состава и солончакам приморским.

Флористический состав сарсазанников беден представлен 1–5 видами. Структура растительных сообществ одно (15–30 см) – или двухъярусная (50–15 см) при проективном покрытии почвы растениями не более 45–55 %.

Одним из ведущих элементов растительного покрова новокаспийской равнины и позднехвалынских депрессий являются сообщества однолетних солянок смешанного состава (солянки Паульсена и натронная, климакоптеры мясистая и супротивнолистная (C. brachiata), сведа заостренная (Suaeda acuminata)). В зависимости от доминирования того или иного вида выделяются формации с преобладанием вышеупомянутых солянок. В каждой из них названные выше однолетники – кондоминанты различного значения. По значимости видов в формировании травостоя последние составляют ряд: климакоптера мясистая, солянки Паульсена и натронная.

Структура растительных сообществ одно (15–45 см) – или неясно выраженная двухъярусная с проективным покрытием в среднем 60 %.

Заключение

Основными ограничивающими факторами ботанического состава сообществ являются режимы увлажнения и засоления. В связи с этим растительный покров характеризуется бедным флористическим и фитоценотическим разнообразием и простой структурой. Это также обусловлено молодостью территории, периодическими трансгрессиями и регрессиями Каспийского моря и постоянным влиянием сгонно-нагонных явлений моря.

Формирование растительности дельты происходит в условиях поверхностного затопления в паводок, подтопления, сгонно-нагонных явлений со стороны моря. В связи с этим значительная площадь значительная площадь дельты занята водно-болотной растительностью. Повсеместно наблюдается усиление роли солелюбивых растений (галофитизация растительности), обусловленное нагонами соленых морских вод и засолением почв в результате их подстилания засоленными осадочными морскими отложениями и фитильным подтягиванием минерализованных грунтовых вод.

Основными растительными сообществами являются:

– пустынная растительность с доминированием однолетних и многолетних солянок (полукустарнички, полукустарники) и пустынных полукустарничковых полыней;

– луговая растительность;

– болотная растительность;

– пойменные леса;

– кустарниковые (гребенщиковые) заросли;

– погруженно-водная растительность.


Библиографическая ссылка

Ибадуллаева С.Ж., Усен К., Сауытбаева Г.З., Нургалиева А.А., Оспанова Г.К. ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ПРИБРЕЖНОЙ ЧАСТИ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО КАСПИЯ // Успехи современного естествознания. – 2015. – № 9-3. – С. 492-495;
URL: https://natural-sciences.ru/ru/article/view?id=35620 (дата обращения: 24.10.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074