Научный журнал
Успехи современного естествознания
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,823

ПОТЕРЯННЫЕ ОРУДИЯ ЛОВА: ОЦЕНКА, ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ И ПУТИ РЕШЕНИЯ

Майсс А.А. 1 Блиновская Я.Ю. 2 Высоцкая М.В. 3
1 ФГБОУ ВО «Дальневосточный государственный технический рыбохозяйственный университет»
2 ФГАОУ ВО «Дальневосточный федеральный университет»
3 ООО «ЭКОСТАРТ»
Мировой океан характеризуется наличием колоссального запаса ресурсов, что обуславливает все большее смещение хозяйственной деятельности на континентальный шельф. Все это обуславливает не только активное развитие социально-экономической сферы, но и возникновение экологической напряженности, поскольку уровень воздействия человека на окружающую среду оценивается степенью загрязненности. Одной из острых проблем, проявляющихся в последние годы в морских акваториях, стала проблема морского мусора. Он встречается повсеместно, как в районах активной антропогенной деятельности, так и в местах достаточно удаленных от явных источников загрязнения. При этом около 18 % поступающего в море мусора связано с рыбопромысловой деятельностью. В мировой практике нередки случаи, когда орудия рыбного промысла могут быть утеряны, что приводит к негативным последствиям, включая трагические. Вместе с тем уже разрабатываются нормативно-правовые аспекты, регулирующие вопросы, связанные с потерей орудий лова. Достоверная статистическая информация о потерях в российских водах, в том числе и дальневосточных, настоящее время отсутствует, равно как и не проводятся системные исследования о воздействии потерянных орудий на донные и пелагические сообщества. Рыбопромысловая деятельность осуществляется различными типами орудий лова. Их размеры, конструкция и экологические последствия от попадания в донную среду различаются. Брошенные, потерянные или оставленные орудия и их фрагменты оказывают существенное негативное влияние на состояние морской среды. Проведенный анализ отечественного и зарубежного опыта позволил выделить пути решения проблемы «призрачного рыболовства», а также установить наиболее вероятные места нахождения потерь.
Мировой океан
орудия лова
призрачное рыболовство
морской мусор
загрязнение
экологические последствия
1. Marine Litter, an analytical overview. Nairobi: UNEP. 2005. 48 p. URL: http://hdl.handle.net/20.500.11822/8348 (date of access: 15.08.2018).
2. Петренко Ю. Брошенные рыболовные снасти угрожают экосистеме Мирового океана [Электронный ресурс]. URL: http://wordyou.ru/science/107002.html (дата обращения: 15.08.2018).
3. Молодой мужчина погиб на рыбалке в Кагульском районе, запутавшись в браконьерской сети [Электронный ресурс]. URL: http://bloknot-moldova.md/news/molodoy-muzhchina-pogib-na-rybalke-v-kagulskom-ray (дата обращения: 15.08.2018).
4. Под Одессой нашли тело рыбака, запутавшегося в сетях [Электронный ресурс]. URL: https://strana.ua/news/136112-v-odesskoj-oblasti-vytashchili-na-bereh-telo-rybaka-propavsheho-eshche-v-marte.html (дата обращения: 15.08.2018).
5. В бухте Улисс утонул военный водолаз, запутавшийся в сетях [Электронный ресурс]. URL: https://www.newsvl.ru/accidents/2018/04/23/169658/#ixzz5DZE9R700 (дата обращения: 15.08.2018).
6. Divers alert network [Electronic resource]. URL: https://www.daneurope.org/home (date of access: 15.08.2018).
7. Воздействие тралового промысла на донные экосистемы Баренцева моря и возможности снижения уровня негативных последствий. Мурманск: WWF, 2013. 55 c.
8. Евсиков Г.И. Анализ системы управления и регулирования промысла в Беринговом море и пути их совершенствования // НТЦ «Дальрыбтехника». Владивосток, 2004. № 12 (15). 67 с.
9. Gage J.D., Roberts J.M., Hartley J.P. et al. Potential impacts of deep-sea trawling on the benthic ecosystem along the northern European continental margin: a review. Amer. Fish. Soc. Symp. 2005. No. 41. P. 503–517.
10. Майсс А.А., Шевченко В.В. Экологические аспекты промышленного рыболовства: проблемы и пути решения // Исследования водных биологических ресурсов Камчатки и северо-западной части Тихого океана. Сб. науч. тр. Камчат. НИИ рыб.хоз-ва и океанографии. 2012. Вып. 26. Ч. 2. С. 87–97.
11. Рыбаки и подлодки – история смертельного соседства [Электронный ресурс]. URL: https://flot.com/2015/190490/ (дата обращения: 15.08.2018).
12. Сахалинские экологи: наиболее вероятная причина гибели детеныша гренландского кита – остатки рыболовных сетей [Электронный ресурс]. URL: https://sakhalin.info/news/151000 (дата обращения: 15.08.2018).
13. Ghost fishing: the problem [Electronic resource]. URL: https://www.ghostfishing.org/ (date of access: 15.08.2018).
14. Cook B. Ghost Fishing – A Serious Ecological and Economic Issue [Electronic resource]. URL: https://www.deeptrekker.com/ghost-fishing (date of access: 15.08.2018).
15. Ismail M. Ghost fishing threatens marine life [Electronic resource]. URL: https://theaseanpost.com/article/ghost-fishing-threatens-marine-life (date of access: 15.08.2018).
16. Can we end «ghost fishing»? [Electronic resource]. URL: http://www.seaaroundus.org/can-we-end-ghost-fishing/ (date of access: 15.08.2018).
17. Riskas K. Ghost fishing [Electronic resource]. URL: https://sciencetranslation.wordpress.com/2009/12/22/ghost-fishing/ (date of access: 15.08.2018).
18. What is ghostfishing? [Electronic resource]. URL: https://oceanservice.noaa.gov/facts/ghostfishing.html (date of access: 15.08.2018).
19. Lamb J. «Ghost Fishing» Is Killing Coastal Wildlife [Electronic resource]. URL: https://daily.jstor.org/ghost-fishing/ (date of access: 15.08.2018).
20. Deadly Ghost Fishing [Electronic resource]. URL: https://greentumble.com/deadly-ghost-fishing/ (date of access: 15.08.2018).
21. Flannery J. Ghost fishing [Electronic resource]. URL: https://www.anglersjournal.com/columns/ghost-fishing (date of access: 15.08.2018).
22. van Erp P. Ghost fishing [Electronic resource]. URL: https://www.anglersjournal.com/columns/ghost-fishing (date of access: 15.08.2018).
23. Доклад о работе технического консультативного совещания по маркировке орудий лова [Electronic resource]. URL: http://www.fao.org/3/CA0196RU/ca0196ru.pdf (date of access: 15.08.2018).
24. Voluntary guidelines for the marking of fishing gear [Electronic resource]. URL: http://www.fao.org/3/MX136EN/mx136en.pdf (date of access: 15.08.2018).
25. Marking of fishing gear, retrieval and notification of lost gear [Electronic resource]. URL: https://www.gov.uk/guidance/marking-of-fishing-gear-retrieval-and-notification-of-lost-gear (date of access: 15.08.2018).

Взаимодействие человека и океана имеет очень длительную историю. Здесь сосредоточено огромное количество природных ресурсов, в связи с чем природопользование все активнее смещается в прибрежно-морскую зону, где в настоящее время реализуется множество глобальных проектов по добыче минерального сырья, строительству, промыслу биоресурсов и т.д. Согласно статистике около 80 % населения проживает на побережье и в пределах 100 км от него, здесь же сосредоточены крупнейшие города мира. Все это обуславливает не только активное развитие социально-экономической сферы, но и возникновение экологической напряженности, поскольку уровень воздействия человека на окружающую среду оценивается степенью загрязненности. Одной из острых проблем, проявляющихся в последние годы в морских акваториях, стала проблема морского мусора [1]. Сейчас морской мусор встречается повсеместно, как в районах активной антропогенной деятельности, так и в местах достаточно удаленных от явных источников загрязнения. При этом около 18 % поступающего в море мусора связано с рыбопромысловой деятельностью.

В мировой практике нередки случаи, когда орудия рыбного промысла могут быть утеряны. Ежедневно в одной только Гренландии теряется в среднем 15 сетей. Предварительные подсчеты, приведенные в докладе ООН, показывают, что на дне Мирового океана находится не менее 640 тыс. т потерянных рыболовных сетей [2]. Утерянные орудия лова могут не только причинять вред морской среде, но и создавать навигационные опасности, а также быть причиной гибели дайверов, о чем все чаще свидетельствуют информационные агентства [3–5]. Согласно отчету, сформированному службой DAN (Divers Alert Network – Тревожная дайверская сеть), 9 % смертельных случаев дайверов связано с запутыванием в потерянных рыболовных снастях [6].

Вместе с тем уже достаточно давно разрабатываются нормативно-правовые аспекты, регулирующие вопросы, связанные с потерей орудий лова. Так, в соответствии с положениями Приложения V к конвенции МАРПОЛ 73/78 операторы рыболовных судов обязаны сообщать о потере или сбросе орудий лова государству флага и прибрежному государству, в чьей юрисдикции произошла потеря. Там же обозначены и запретительные меры, в частности утилизация орудий лова, изготовленных из синтетических материалов. В Соглашении об осуществлении положений Конвенции ООН по морскому праву (1982 г.), которые касаются сохранения трансграничных рыбных запасов и запасов далеко мигрирующих рыб, содержатся требования к маркировке рыболовецких судов и орудий лова в целях их идентификации с использованием единых и общепринятых в международной практике систем маркировки (ратифицирована в России в 1997 г.).

Достоверная статистическая информация о потерях в российских водах, в том числе и дальневосточных, в настоящее время отсутствует, равно как и не проводятся системные исследования о воздействии потерянных орудий на донные и пелагические сообщества. Рыбопромысловая деятельность осуществляется различными типами орудий лова. Это могут быть донные и пелагические тралы, снюрреводы, донные ярусы, ставные неводы, ловушки и т.д. Их размеры, конструкция и, соответственно, экологические последствия от попадания в донную среду могут различаться. Выбор орудия определяется типом промыслового объекта. Не будем останавливаться на принципах их использования и ущербе, возникающем в процессе их применения, это является предметом отдельного исследования и отражено в многочисленных публикациях [7–10]. Рассмотрим потенциальные экологические последствия, связанные с попаданием различных типов орудий в морскую среду.

Наиболее распространенным является траловый промысел, который характерен как для донных, так и для пелагических рыб. Отрывочные сведения о потерях тралов появлялись еще на заре развития тралового промысла. Это связано как со спецификой траления, так и с особенностями района обитания промысловых объектов. Так, например, при добыче окуня отмечается наибольшее количество инцидентов, поскольку его среда обитания изобилует скальными и задевистыми грунтами. Однако в последние годы отмечается снижение потерь за счет наличия на судах чувствительной гидроакустической аппаратуры и промысловых планшетов с помеченными на них опасными местами. Тем не менее потери тралов продолжаются, ухудшая и без того сложную экологическую обстановку морских экосистем.

По неофициальным данным аварийность тралов высока в районах Анадырского залива, к югу, юго-западу от м. Наварина, особенно на глубинах 100–200 м. Также ежегодно по самым скромным подсчетам в Беринговом море теряется около 15–20 донных тралов, экологический ущерб от которых оценить без организации соответствующего учета пока не представляется возможным. Однако можно предположить наиболее вероятные места нахождения потерь, формируемые с учетом погодных условий в период лова и гидродинамических характеристик районов промысла.

Особую опасность представляют для крупных морских животных, млекопитающих, а также подводных исследователей, потерянные тралы, верхние подборы которых для придания им вертикального раскрытия оснащались кухтылями (наплавами). Эти тралы, скорей всего, оставались и продолжают оставаться на дне открытыми. Очевидно, что, заплыв внутрь трала, животное (кит, тюлень и т.д.) или подводный исследовательский аппарат, не найдя возможности выхода из него, рискуют остаться там навеки. Помимо этого тралы создают существенную навигационную опасность. Намотавшись на винты, трал способен не только нарушить ходовые качества судна, но и привести к гибели небольшое судно. Зацепившийся и вовремя не вытравленный трал может легко вызвать опрокидывание судна. Также известно немалое количество случаев, когда подводные лодки, попав в сети траулеров, топят их [11]. Один из последних крупных случаев был зафиксирован в мае 2004 г. в проливе Скагеррак. Датский траулер «Мари Эллен» поймал в сети немецкую лодку, принимавшую участие в учения НАТО. К счастью, траулер не пострадал, рыбаки отделались испугом, но трал порвался и был утерян. У берегов Камчатки также происходили подобные инциденты, в результате чего рыбакам приходилось обрубать сети.

Эффективным и принципиально похожим на вышеописанный орудием лова является снюрревод. Отличительной чертой является лишь меньшая ячея сети и удлиненные канаты-урезы, выметываемые вокруг косяка рыбы. Количество потерянных судами снюрреводов вместе с урезами также остается высоким. Учитывая, что этот способ активно используется в прибрежной зоне Камчатки, можно предположить места, где могут находиться скопления утонувших снастей.

Не меньшую угрозу представляют собой донные ярусы, секции которых содержат буи и крючки. Фрагменты потерянной конструкции также могут стать причиной гибели донных обитателей, а рассредоточенные в толще воды частицы буев, относящиеся к категории микропластика, принимаются животными за пищу и тоже приводят к гибели, забивая желудочно-кишечный тракт. Общая площадь воздействия донными ярусами только в Беринговом море оценивается в 325 тысяч км2 [7]. Таким образом, становится возможным выделить потенциальные зоны загрязнения донными ярусами.

Что касается ставных неводов, то этот вид орудий лова является «экологически чистым» и щадящим как в отношении живых ресурсов лососей, так и дна моря. Как известно, эти орудия являются исключительно пассивными и выставляются рыбаками на сравнительно непродолжительное время (путину), определяемое сроками подхода лососей к нерестовым рекам и другим пресноводным водоемам, после чего убираются до следующей путины. Согласно предварительным оценкам независимо от типа используемого невода на дно сбрасываются несколько сот (в среднем около 1500) якорей, в основном это мешки с песком, с помощью которых орудию лова придается геометрически правильная рабочая форма [10]. Экологически опасными эти орудия лова становятся в случаях полной или частичной утраты контроля над неводами со стороны рыбаков и при переполнении их ловушек рыбой во время массовых ее подходов в район установки. Это становится возможным, например, при длительных штормовых метеоусловиях, способных даже привести к разрушениям невода. Статистика этих потерь также не ведется, но локальный ареал их использования также позволяет определить области их скопления. Имеется большое количество свидетельств гибели крупных морских млекопитающих в результате запутывания в блуждающих в толще воды сетях. Одним из последних крупных событий стала гибель детеныша гренландского кита в апреле 2018 г. [12]. Небольшая популяция этих животных обитает в Охотском море у Шантарских островов. На останках погибшей особи сохранились раны, типично оставляемые канатами и веревками. Проблема запутывания в ставных сетях остро проявляется на Сахалине. Впервые они были использованы в районе залива Пильтун, где обычно происходит нагул охотско-корейской популяции серых китов, летом 2013 г., а уже осенью был зафиксирован серый кит с намотанным на хвост рыболовным фалом. Тремя годами позже был обнаружен кит, «буксировавший» за собой целую гирлянду поплавков. Окончание лососевой путины обычно регулярно знаменуется подобными событиями. Косатки, еще один вид китообразных, встречающихся у побережья Сахалина, также регулярно попадают в ставные невода во время лососевой путины. И если гибель косаток чаще связана с непосредственно установленными сетями, куда они стремятся за добычей, то гибель серых китов происходит вследствие запутывания в уже потерянных неводах, полотна которых опускаются на дно, как правило, после штормов.

Для ловли морских беспозвоночных чаще всего применяют ловушки. Например, промысел краба разрешен только с их использованием. Современные орудия изготавливаются их нейлоновой сети, которая также имеет потенциальную угрозу для морских млекопитающих. Погибая в сетях, они привлекают падальщиков, которые в свою очередь запутываются в тех же сетях и тоже гибнут.

Таким образом, следует констатировать, что брошенные, потерянные или оставленные орудия лова и их фрагменты оказывают существенное негативное влияние на состояние морской среды [13–15]. Учитывая, что материалы, из которого изготавливаются современные орудия лова (металл, полиамидное волокно, зачастую пропитанное специальными химическими составами), не подвержены разрушению в морской воде в течение длительного времени, такие потерянные орудия лова могут находиться на дне в течение десятилетий, выделяя при этом вредные химические вещества [16–18]. Кроме непосредственного загрязнения бентоса, многие из них продолжают выполнять свою задачу, а именно – ловить гидробионтов [19]. В международной практике уже укрепился термин «призрачная рыбалка», что создает в данном районе зону «замора» [20–22].

Важным этапом в решении проблемы потерянных орудий лова, стало одобрение странами, членами Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) проекта Добровольных руководств по маркировке орудий лова, которое состоялось 9 февраля 2018 в Риме [23–25].

Проведенный анализ отечественного и зарубежного опыта позволил выделить пути решения проблемы «призрачного рыболовства». Они включают в первую очередь модернизацию применяемых орудий и разработку паспорта и маркировки. Паспорт орудия лова должен содержать следующие сведения:

- наименование и проект, по которому изготовлено орудие лова;

- наименование производителя орудия лова, его серийный номер и дата изготовления;

- технические характеристики (размеры, вооружение, качество материалов);

- комплектность с указанием количества, массы и материалов изделий;

- промысловый вид гидробионтов, для которых данное орудие предпочтительно использовать;

- характеристики промыслового района, где рекомендуется его использовать (глубины, грунты);

- сроки и условия эксплуатации орудия лова в целом и\или основных элементов.

Придание обязательного статуса паспорту орудия позволит перейти от применения типовых, часто малоэффективных орудий лова к разработке более совершенных, максимально учитывающих специфику того или иного вида и района промысла орудий лова. Это в свою очередь способствует снижению антропогенного воздействия на морские экосистемы и повышению экономической эффективности, а именно:

- сократит количество потерь промыслового вооружения;

- увеличит уловистость;

- уменьшит прилов;

- увеличит качество добываемой продукции;

- позволит вести учет потерянных орудий лова.

С целью своевременного учета и контроля данных об условиях и результатах применения орудий лова необходимо разработать единую информационно-аналитическую систему, синхронизированную с электронным промысловым журналом. Она позволит оперативно формировать информационные карты, которые на условиях распределенного доступа могут быть использованы как судовладельцами и промысловиками, так и контрольно-надзорными органами. Подобные системы автоматические информационные системы слежения за судами в реальном времени существуют и активно используются, однако они предоставляют ограниченный набор сведений, включающих обычно тип судна, географию промыслового района, метеорологические и гидрологические условия. В качестве важного дополнения предлагается расширить информационную карту, включив в нее сведения:

- об используемых элементах орудия лова (из паспорта);

- время и координаты промысловой операции (запись эхолота или картплоттера);

- общий вылов (видеофиксация и\или взвешивание уловов за установленный период: сутки, рейс);

- видовой состав рыб в улове (запись эхолота во время промысловой операции, данные наблюдателя);

- любые средства маркировки орудий лова или иные средства идентификации;

- дата, время, место утери или находки, глубина и т.д.;

- причина утери (если известна);

- любая прочая информация, включая сведения о попавших в сети животных, особенно относящихся к категории исчезающих, находящихся под угрозой исчезновения и охраняемых видов.

Для оптимизации промысловой деятельности предлагается создание независимого экспертного сообщества, основная функция которого должна заключаться в предотвращении нарушений правил рыболовства, а также повышении эффективности ведения промысла за счет:

- использования передовых техник ведения промысла существующих в мире (ярким примером может служить использование стримеров на ярусном промысле, которые снижают прилов морских птиц и увеличивают вылов при сохранности наживки);

- внедрения и использования системы сбора информации, на основании которой возможно принятие управленческих решений по оперативному управлению промысловой обстановкой (например, оперативное закрытие/открытие промысловых районов и изменении границ закрытых районов с целью сохранения водных биоресурсов, например, наличия молоди);

- подготовки предложений по внесению изменений в Правила рыболовства, основанных на анализе практик применения орудий лова в конкретных районах и периодах промысла (например, временное разрешение применения донных тралов на промысле минтая в Беринговом море).

Разумеется, внедрение данных мероприятий требует существенной организационной и технической проработки, однако это позволит своевременно выявлять наиболее опасные места – «горячие точки», где потеряно наибольшее количество орудий лова, что даст возможность учитывать их негативное влияние на донное сообщество и разрабатывать стратегии приоритетного подъема потерянных орудий лова в таких районах.


Библиографическая ссылка

Майсс А.А., Блиновская Я.Ю., Высоцкая М.В. ПОТЕРЯННЫЕ ОРУДИЯ ЛОВА: ОЦЕНКА, ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ И ПУТИ РЕШЕНИЯ // Успехи современного естествознания. – 2018. – № 11-1. – С. 185-190;
URL: http://natural-sciences.ru/ru/article/view?id=36925 (дата обращения: 08.05.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074