Научный журнал
Успехи современного естествознания
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,778

УНИВЕРСАЛЬНЫЕ И КУЛЬТУРНО-СПЕЦИФИЧНЫЕ МЕХАНИЗМЫ САМОРЕГУЛЯЦИИ ЛИЧНОСТИ

Эрдынеева К.Г. Батоцыренов В.Б.
Познание закономерностей саморегуляции возможно через изучение механизмов, порождающих тип когнитивных стратегий в ситуации неопределенности, характер выбора индивидуально-личностных и социально-групповых программ поведения, особенности эмоциональной чувствительности, предпочтение типа реагирования и другие регулятивные характеристики.

Исследуя индивидуальные особенности регуляции и саморегуляции, А.Либин определяет их как феномен мира психической реальности. Контролирующие и управляющие процессы регуляторной деятельности имеют сложную иерархическую структуру, поэтому изучение природы саморегуляции с целью выявления их механизмов требует привлечения различных параметров. Термин «механизмы» относится к процессам, детерминирующим действенность, эффективность. Механизм саморегуляции, не являясь источником активности и не будучи тождественным активности, как психологическому феномену, используется сознательно и целенаправленно. В условиях глобализации феномен саморегуляции соотносится с вполне определенными и едиными для всех социокультурными критериями. Однако процесс аккультурации связан со сложностями конкретного выбора личностных ориентиров регуляции своего поведения и своего самосознания, так как связан с разнонаправленными способами жизнедеятельности других людей.

Понятие «культура» относится не только к образу жизни людей, но включает сеть социальных отношений, обычаев, верований, учений, традиций, аттитюды или правила, регулирующие отношения в социуме. Поскольку рассматриваемые факторы оказывают влияние на выбор жизненных целей, определяют способы самороегуляции, то возникает необходимость определения психологических механизмов как способов взаимодействия субъекта с кризисной ситуацией, адекватных личностным особенностям, ситуации, обусловленных культурными факторами. Культурные универсалии понимаются как черты культуры, свойственные всем народам, поэтому по логике, универсальные механизмы саморегуляции - механизмы саморегуляции, характерные для всех народов. Однако формы проявления рассматриваемых культурных универсалий могут сильно различаться. К. Леви-Строс объяснял специфичность элементов культуры желанием отличаться от своих соседей, развивая оригинальный стиль жизни (Леви-Строс, 1985). С позиции теории идентичности особенные черты обусловлены потребностью в идентификации с группой себе подобных и одновременно в дифференциации от членов других групп.

Трудность кросс-культурных (сравнительно-культурных) исследований заключается в поиске адекватных показателей для сравнения, поскольку каждая культура представляет собой замкнутый и уникальный мир. Следует отметить, что кросс-культурная психология в целом тяготеет к «западной» модели человека с ее априорной дифференцированностью - суммой личностных черт, иерархией потребностей и мотивов и т.п. (Белинская, Тихомандрицкая, 2001), поэтому изучение личности ограничивается анализом взаимосвязей между изоли­рованными личностными конструктами и культурными переменными. Восточно-азиатские учения позволяют по-новому взглянуть на психологическое функционирование, личностный и адаптационный потенциал индивида. Восточные системы актуализируют проблемы целесообразности жизни согласно определенным духовным нормам, уделяя особое внимание процветанию социума в целом.

В рамках западной психологии понимание саморегуляции опирается на рациональный и объективный подход. В связи с чем, саморегуляция осмысливается в контексте адаптации либо рассматривается в экзистенциальной парадигме. При этом саморегуляция ассоциируется с бодрствующим сознанием субъекта (Дэниел Гольман). Запад стремится к поиску научного, безличного и объективного знания, отдавая предпочтение аналитическому и логическому мышлению, используя чувственно-эмпирический и абстрактно-теоретический методы познания.

Для восточной традиции свойственен сотериологический (soteriological) подход к саморегуляции, основанный на просветлении (нирвана), трансценденции проблем. Согласно восточному мировоззрению, для которого характерны динамизм и органическая целостность, обычное состояние сознания представляет иллюзорное искажение восприятия (mayа) как следствие дуалистического разграничения субъекта и объекта, Я и другого, организма и среды. Поэтому саморегуляция связана с состоянием освобождения от иллюзий (awakened state), с достижением просветления (нирваны). В соответствии с этим механизмами саморегуляции выступают осмысление опыта коллективного бессознательного, трансценденция эго-конфликтов, отстраненный взгляд на эго-запросы.

Восточная психология предпочитает личный, эмпирический путь к знанию. Созерцательно-медитативный способ познания мира и самого себя ценился как источник истинного знания. Одним из механизмов саморегуляции признана медитация как практика перехода от активного, линейного способа познания к рецептивному, процессуально-ориентированному способу. В процессе медитации осуществляется избавление от стереотипности, автоматизма и избирательности обыденного сознания.

Однако в условиях глобализации изменяется качество взаимосвязей и взаимозависимостей стран и народов, их культур, усиливается тенденция к «единству многообразия». Являясь многомерным процессом, глобализация приводит к унификации многих ценностей, культурных норм, образцов поведения. В то же время каждая культура и каждый этнос, пытаясь сохранить собственную уникальность и этнокультурное своеобразие, разрабатывают свои механизмы вхождения в глобальные процессы, что не может не отразиться на регулятивных процессах представителей общества.

Согласно основам социальной концепции Русской православной церкви, общества, прежде разделенные расстояниями и границами, а потому по большей части однородные, сегодня с легкостью соприкасаются и становятся поликультурными.

В концепции универсальности Ф.Фукуямы мировая цивилизация представляет синтез национальных культур, объединяемых системой общечеловеческих ценностей. Однако цивилизационный синтез отнюдь не устраняет бинарного противопоставления западной и восточной культур. По этому поводу интерес представляют рассуждения Триандиса о том, что сторонники etic подхода не в состоянии освободиться от схем мышления своей культуры. В связи с чем, кросс-культурное исследование налагает особые обязательства, которые выражаются в необходимости выделения универсальных (etic) категорий, анализ их посредством еmic методов, специально созданных для данной культуры и на ее языке, то есть специфичных для каждой культуры, затем сравнения с использованием etic подхода. Например, механизмы саморегуляция личности связаны с локусом контроля. Согласно etiс подходу, при изучении локуса контроля следует использовать единицы анализа и сравнения, свободные от культурного влияния. В соответствии с emic подходом, локус контроля может быть универсальной категорией, но возникает проблема валидности глобального измере­ния, поскольку в каждой культурной общности можно обна­ружить специфические особенности локализации контроля.

Саморегуляция личности детерминирована культурой и опытом исторического развития. Структура ментального мира связана с областью коллективного бессознательного, но становится реальностью в мышлении, чувствах и поведении. Ментальность, будучи системой взаимосвязанных представлений, безусловно, оказывает влияние на саморегуляцию социальной группы в целом и ее представителей.

Кросс-культурные влияния, признание целостной, неделимой, взаимосвязанной и динамичной модели мира, обусловили создание трансперсональной психологии (1969 г.), которую А. Маслоу называл четвертой силой психологии, выходящей за пределы человеческих качеств, самоопределения, самоактуализации, саморегуляции.

В связи с чем, правомерно выделение универсальных и специфических механизмов саморегуляции личности. Думается, что механизмы саморегуляции связаны с этапами возрастного развития субъекта и его социокультурным контекстом.

Кросскультурные, возрастные, гендерные особенности как компоненты различных аспектов его активности являются факторами выбора механизма саморегуляции.

В исследовании приняли участие 286 студентов Читы, Владивостока, Агинска в возрасте от 17 до 20 лет. Выборка является разнородной по полу (173 девушки и 113 юношей). В исследовании приняли участие 117 представителей китайской и 145 - русской национальности.

Для изучения осмысленности был использован тест смысложизненных ориентаций (СЖО) Д.А.Леонтева, с помощью которого выявлялся общий показатель осмысленности жизни и субшкальные значения теста. Опросник ACS - Adolescent Coping Scale применялся для выявления механизмов саморегуляции в ситуациях затруднения. Опросник имеет две формы, общую и специальную, состоящие из 80 вопросов. Последний вопрос остается открытым и позволяет респонденту самостоятельно описать механизмы саморегуляции в ситуации напряженной , тревожной ситуации неопределенности. Представленные стратегии отражают различные по эффективности механизмы саморегуляции. К продуктивным механизмам саморегуляции относятся следующие стратегии: Решение проблемы; Работа, достижения; Духовность. Не продуктивны для адаптации и личностного роста такие механизмы саморегуляции, как Игнорирование, Уход в себя, Надежда на чудо, Разрядка, Самообвинение, Беспокойство, Несовладание, Отвлечение, Активный отдых. Регулятивные механизмы с помощью других включают стратегии социальной поддержки, друзей, принадлежности, общественных действий, профессиональной помощи.

Для проведения математико-статистического анализа применялись методы непараметрической и параметрической статистики. Обработка результатов осуществлялась с использованием стандартного пакета программ Statistica 10.0.

Анализ субшкальных значений и значений общего показателя осмысленности жизни теста СЖО свидетельствует о том, что для 7% российских и 3% китайских студентов характерны неудовлетворенность жизнью в настоящем, неверие в собственные силы и возможность контролировать события своей жизни, фатализм и убежденность в том, что жизнь человека неподвляастна сознательному контролю.

Высокие значения субшкальных показателей, характерных для большинства студентов, свидетельствуют об их целеустремленности, о восприятии ими процесса своей жизни как эмоционально насыщенного и наполненного смыслом, представление о себе как о сильной личности. Наличие у студентов развитой потребности в самоуважении, их удовлетворенность качеством жизни, наполненной смыслом, оптимистическая оценка жизненной ситуации, интернальный локус контроля свидетельствуют о реализации эффективных механизмов саморегуляции.

Анализ стратегий, свидетельствует о том, что предпочтителен по количеству выборов следующий репертуар механизмов саморегуляции для студенческой молодежи: отвлечение; работа, достижение; решение проблемы; социальная поддержка; друзья; активный отдых; уход в себя; игнорирование; чудо; принадлежность; разрядка.

Обращает на себя внимание тот факт, что у девушек в больше степени выражены следующие непродуктивные механизмы саморегуляции: самообвинение, несовладание. К негативным тенденциям относится использование юношами таких непродуктивных механизмов саморегуляции, как уход в себя; активный отдых; игнорирование проблемы.

В целом у российской молодежи выражены в баллах и по рангу выше такие механизмы саморегуляции как вера в чудо, духовность. Данное обстоятельство, возможно, является отражением русского менталитета, а именно терпимости (связываемой отнюдь не с повышенным самоконтролем, а со склонностью накапливать отрицательные эффекты социальных или иных влияний до порога бессмысленного и беспощадного бунта), нравственных исканий справедливости (даже если при этом нужно преступить закон), духовности.

В китайской выборке механизмы саморегуляции сочетаются более гармонично. Продуктивные механизмы саморегуляции представлены стратегиями Работа, достижения; Решение проблемы; Принадлежность. Использование рассмотренных механизмов саморегуляции свидетельствует о сущностных характеристиках китайского самосознания как результата «рисовой цивилизации», требовавшей от людей сплоченности, взаимопомощи, трудолюбия. Главной чертой китайского национального характера считают рационализм.

Таким образом, гендерные, возрастные и межкультурные особенности, являясь разноуровневыми характеристиками субъекта, определяют выбор механизмов саморегуляции.

Работа выполнена по заказу Министерства образования (госбюджетная тема ГБ 1. 1. 06).

Работа представлена на научную международную конференцию «Современное образование. Проблемы и решения», Бангкок, Паттайа (Тайланд), 20-30 декабря 2008 г. Поступила в редакцию 20.11.2008.


Библиографическая ссылка

Эрдынеева К.Г., Батоцыренов В.Б. УНИВЕРСАЛЬНЫЕ И КУЛЬТУРНО-СПЕЦИФИЧНЫЕ МЕХАНИЗМЫ САМОРЕГУЛЯЦИИ ЛИЧНОСТИ // Успехи современного естествознания. – 2009. – № 1. – С. 57-59;
URL: http://natural-sciences.ru/ru/article/view?id=9760 (дата обращения: 13.08.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074