Научный журнал
Успехи современного естествознания
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,560

ОСТРЫЙ ВЕРХНЕЧЕЛЮСТНОЙ СИНУСИТ У ДЕТЕЙ, СОПРЯЖЕННЫЙ С ХЛАМИДИЙНОЙ ИНФЕКЦИЕЙ

Белова Е.В. 1 Капустина Т.А. 1 Маркина А.Н. 1 Парилова О.В. 1, 2 Кин Т.И. 1
1 ФГБНУ «Научно-исследовательский институт медицинских проблем Севера»
2 ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова»
Клинико-эпидемиологические и иммунологические особенности течения острого верхнечелюстного синусита изучались на основании обследования 58 детей в возрасте от 3 до 15 лет, находящихся на стационарном лечении в ЛОР-отделении. Для верификации хламидийных структур и специфических антител применялись прямые (полимеразно-цепная реакция, прямая иммунофлюоресценция) и непрямые (иммуноферментный анализ) методы. Исследование клеточного звена иммунитета проводилось методом непрямой иммунофлюоресценции с использованием моноклональных антител. Авторы показали высокую инфицированность эпителия слизистой оболочки носа хламидийной инфекцией – почти у половины лиц (в 48 %). В видовой структуре верифицированных хламидий преобладал удельный вес хламидофильной инфекции. Описаны клинические проявления и особенности иммунного ответа организма ребенка, больного острым верхнечелюстным синуситом, ассоциированным с этой инфекцией.
хламидийная инфекция
дети
острый верхнечелюстной синусит
распространенность
клиника
иммунный ответ
Белова Е.В. Клинико-эпидемиологические аспекты хламидийного инфицирования верхнего отдела респираторного тракта у детей: Автореф. дис. … канд. мед. наук. – Красноярск, 2008. – 22 с.
Гаращенко Т.И., Страчунский Л.С. Антибактериальная терапия ЛОР-заболеваний в детском возрасте. В кн.: Детская оториноларингология: Руководство для врачей. Под ред. М.Р. Богомильского, В.Р. Чистяковой. Т. II. – М.: Медицина, 2005. – С. 275–317.
Инфицированность хламидиями у детей с хроническими заболеваниями носоглотки и придаточных пазух носа / Т.А. Капустина, Е.В. Белова, В.Т. Манчук, Т.И. Кин // Российский вестник перинатологии и педиатрии. – 2007. – Т. 52, № 6. – С. 65–66.
Клинико-эпидемиологические особенности хламидийной инфекции верхнего отдела дыхательных путей у детей / Т.А. Капустина, Е.В. Белова, А.Н. Маркина и др. – Красноярск: Версона, 2014. – 118 с.
Лобачев Н.В. Дисбиоз при воспалительных заболеваниях лимфаденоидного кольца глотки и его коррекция инфтерфероном-альфа: Автореф. дис. … канд. мед. наук. – М., 2002. – 29 с.
Роль хламидийной инфекции в развитии ОРЗ у детей / М.С. Савенкова, М.Р. Богомильский, А.А. Афанасьева, А.А. Знаменская и др. // Вестник оториноларингологии. – 2004. – № 1. – С. 28–32.
Савенкова М.С. Хламидийная и микоплазменная инфекции в практике педиатра // Педиатрия. – 2005. – № 1. – С. 10–13.
Сидоренко И.В. Место атипичной флоры в этиологии хронических синуситов и выявление ее методом ПЦР-диагностики // Российская ринология. – 2004. – № 4. – С. 32–34.
Хламидийная инфекция у детей, страдающих хроническим аденоидитом / Т.А. Капустина, Е.В. Белова, В.Т. Манчук, О.А. Коленчукова // Вестник оториноларингологии. – 2008. – № 2. – С. 23–26.
Roblin P.M., Hammerschlag M.R. Microbiologic Efficacy of Azithromycin and Susceptibilities to Azithromycin of Isolates of Chlamydia pneumoniae and Children with Community Acquired Pneumonia // Antimicrobial Agents and Chemotherapy. – 1998. – V. 42, № 1. – P. 194–196.

В настоящее время педиатры и оториноларингологи в своей практике стали чаще встречаться с воспалительными заболеваниями носа и околоносовых пазух у детей, инициированными хламидиями [2, 3, 4]. Однако научных исследований относительно роли этого патогена в развитии острых заболеваний верхних отделов респираторного тракта у детей недостаточно. Так, в литературных источниках представлены данные о том, что хламидийный возбудитель является этиологическим фактором острых респираторных заболеваний у детей в 18–20 % случаях [6, 10]. При остром тонзиллите, обструктивном ларинготрахеите и хроническом аденоидите частота выявления хламидий составляет соответственно 21 % [2], 15 % [7] и 59 % [1, 9]. Сведения, касающиеся хламидийных поражений при острых воспалительных заболеваниях верхнечелюстных пазух у детей, носят неоднозначный характер вследствие своей противоречивости в силу большого разброса частоты выявления хламидий – от 12,5 % до 59,6 % [5, 8]. Причем, в большинстве научных работ изучаются лишь эпидемиологические аспекты хламидиоза верхних дыхательных путей, в то время как клинические и иммунологические особенности остаются неосвещенными.

Накапливается все больше сведений о ключевой роли иммунной системы в развитии воспалительных процессов хламидийного генеза. В большом числе исследовательских работ представлена информация об изменениях иммунного статуса у больных детей с заболеваниями урогенитального и нижнего отдела дыхательного трактов. Согласно этим данным хламидии препятствуют механизмам иммунной защиты, индуцируют иммунодефицитные состояния, что обуславливает развитие тяжелых генерализованных форм, длительную персистенцию возбудителя и присоединение интеркуррентных инфекционных заболеваний. Иммунологические особенности проявления хламидийной инфекции у детей с заболеваниями верхних дыхательных путей на сегодняшний момент остаются малоизученными. Поэтому цель нашей работы состояла в изучении клинико-эпидемиологических и иммунологических особенностей проявления острого синусита у детей, ассоциированного с хламидийной инфекцией.

Материалы и методы исследования

Всего обследовано 58 детей в возрасте от 3 до 15 лет, поступивших на стационарное лечение в ЛОР-отделение с острым верхнечелюстным синуситом. В качестве контроля использовались лабораторные показатели условно здоровых детей в количестве 40 человек этого же возраста, у которых не были диагностированы ЛОР-заболевания, сопутствующая тяжелая соматическая патология и хламидийная инфекция. Верификация двух видов хламидий: Chlamydia trachomatis и Chlamydophila pneumoniae осуществлялась по разработанному нами алгоритму комплексной диагностики, включающему два прямых и один непрямой методы исследования [1, 4]. Для непосредственного выявления хламидийных структур (антигенов и ДНК) применялись прямой иммунофлюоресцентный метод и полимеразно-цепная реакция. Материалом для прямой идентификации хламидийных структур являлись мазки-соскобы со слизистой оболочки среднего носового хода и верхнего отдела задней стенки глотки. Видоспецифические хламидийные иммуноглобулины классов G определялись иммуноферментным методом. Исследование клеточного иммунитета проводилось методом непрямой иммунофлюоресценции с использованием моноклональных антител к поверхностным клеточным антигенам лимфоцитов СD3, СD4, СD8, CD16, CD72. Концентрацию иммуноглобулинов классов M, A и G в крови оценивали методом радиальной иммунодиффузии в геле. Содержание циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) в сыворотки крови изучали методом селективной преципитации.

Анализируемые количественные переменные представлены в виде медианы (Ме) и интерквартильного интервала (ИКИ), качественные признаки – в виде относительной частоты и 95 % доверительного интервала (ДИ). Для сравнения групп применялся непараметрический критерий множественного сравнения Краскелла-Уоллиса, при выявлении отличий проводилось попарное сравнение групп по тесту Манна-Уитни. Оценка значимости различий относительных величин проводилась по z-критерию и точному критерию Фишера. При множественных сравнениях использовалась поправка Бонферрони с установлением более высокого уровня значимости (0,02).

Результаты исследования и их обсуждение

Положительные результаты на наличие хламидийных структур в мазках со слизистой оболочки среднего носового хода имели место у 28 детей (в 48 %, ДИ 36-61). Chlamydophila pneumoniae была выявлена у 23 детей (в 40 %, ДИ 28-53). Chlamydiа trachomatis идентифицировалась гораздо реже (р < 0,001) и была диагностирована у 9 детей (в 16 %, ДИ 7-26). Хламидийная микст-инфекция была выявлена у 4 детей (в 7 %, ДИ 2-15).

Половозрастных особенностей в инфицировании детей хламидиями не получено.

Серологическое исследование было проведено 20 детям с отрицательными и 27 детям с положительными результатами прямых методов идентификации хламидий. У 1 ребенка из группы детей с неверифицированными хламидиями был получен сомнительный титр противохламидийного IgG к Chlamydophila pneumoniae. Этот факт, по нашему мнению, связан либо с наличием пассивных следов инфекции в результате перенесенного пневмохламидиоза в прошлом, либо с наличием фонового титра антител, обусловленного широкими контактами с хламидиями, не приведших к развитию инфекции. Ни у одного ребенка с наличием положительных маркеров прямых тестов по выявлению хламидийной инфекции не было выявлено видоспецифических хламидийных IgG к Chlamydia trachomatis. У 11 детей (в 41 %, ДИ 23-60) также не было обнаружено IgG к Chlamydophila pneumoniae. Положительный, слабоположительные и сомнительный титры имели место соответственно у 4 (в 15 %), у 9 (в 33 %, ДИ 17-52) и у 3 (в 11 %) детей. Сильно положительных титров не выявлено ни у одного ребенка. Таким образом, только у 15 % детей уровни специфических антител класса G соответствовали диагностическому титру.

У всех серопозитивных детей с острым синуситом срок заболевания не превышал 2 недель. Беря во внимание тот факт, что специфические иммуноглобулины IgG к хламидиям при остром процессе начинают появляться к концу третьей недели после инфицирования, то наличие позитивных результатов можно истолковать как свидетельство более ранней контаминации слизистой оболочки верхних отделов респираторного тракта хламидиями с развитием различной патологии верхних отделов дыхательных путей. Тем более что у 12 из 16 детей с выявленными противохламидийными антителами (в 75 %, ДИ 52-92) имелись сопутствующие хронические заболевания глотки, такие как хронический аденоидит и гипертрофия небных миндалин.

Таблица 1

Показатели лейкоцитограммы у больных и здоровых детей (Ме и 95 % ДИ)

Показатели

Больные

с хламидийной

инфекцией,

n = 23 (группа I)

Больные без

хламидийной

инфекции,

n = 20 (группа II)

Контроль,

N = 25

(группа III)

Лейкоциты, 109

6,1 (5,3–10)

6,8 (5,4–8,5)

6,2 (5,5–7)

Эозинофилы %

5 (1–8)

4 (2–7)

2 (2–4)

Эозинофилы, 109

0,4 (0,1–0,6)

0,3 (0,2–0,5)

0,2 (0,1–0,2)

Сегментоядерные лейкоциты %

56 (47–66)

54,5 (46,5–64,5)

51 (47–57)

Сегментоядерные лейкоциты 109

3,4 (2,5–5,5)

3,7 (2,6–5)

3 (2,8–3,6)

Лимфоциты, %

34 (26–40)

37 (23,5–45,5)

42 (38–44)

р1–3 = 0,003

Лимфоциты, 109

2 (1,6–2,9)

2,2 (1,5–3)

2,6 (2,1–3,3)

Моноциты %

4 (3–7)

6 (4–8)

4 (3–5)

Моноциты 109

0,3 (0,2–0,6)

0,5 (0,2–0,6)

0,3 (0,2–0,4)

СОЭ

13 (8–21)

15 (6–22)

6,2 (5,5–7)

Примечание. р – статистически значимые различия между показателями I, II и III групп.

Таблица 2

Показатели клеточного иммунитета у больных и здоровых детей (МЕ и ИКИ)

Показатели

Больные

с хламидийной

инфекцией,

n = 23 (группа I)

Больные без

хламидийной

инфекции,

n = 20 (группа II)

Контроль,

n = 25

(группа III)

CD3+, %

66 (60–76)

68 (62,5–75)

59 (54–68)

CD3+, 109

1,2 (1–2)

1,5 (1–2)

1,6 (1,1–1,9)

CD4+, %

36 (32–42)

37,5 (33–45)

34 (31–42)

CD4+, 109

0,7 (0,6–1,1)

0,8 (0,6–1,2)

0,9 (0,7–1,2)

CD8+, %

30 (26–32)

27,5 (24–31,5)

26 (23–28)

р1–3 = 0,003

CD8+, 109

0,6 (0,4–0,8)

0,7 (0,4–0,9)

0,6 (0,5–0,8)

CD16+, %

16 (12–20)

16 (11–20)

16 (13–19)

CD16+, 109

0,3 (0,2–0,5)

0,4 (0,2–0,5)

0,5 (0,3–0,6)

CD72+, %

18 (12–20)

16 (12–18)

15 (12–20)

CD72+, 109

0,3 (0,2–0,5)

0,3 (0,2–0,5)

0,4 (0,3–0,6)

CD4+/CD8+

1,2 (1–1,5)

1,3 (1,1–1,7)

1,5 (1,1–1,9)

Примечание. р – статистически значимые различия между показателями I, II и III групп.

 

Хламидии значительно чаще диагностировались у детей с продолжительностью заболевания от 7 до 14 дней (р < 0,001), тогда как в более поздние сроки от предполагаемого начала заболевания различий в частоте выявления и невыявления хламидий обнаружено не было (р = 0,1). Это может быть связано с тем, что дети, поступившие в ЛОР-отделение с длительностью заболевания свыше 2 недель, в амбулаторных условиях получали эмпирическую и неадекватную этиотропную терапию, способствующую трансформации хламидий в L-формы с последующей затруднительной диагностикой хламидийного возбудителя.

У детей с острым синуситом независимо от наличия или отсутствия хламидий наблюдались схожие жалобы и клиническая симптоматика. Но дети с острым верхнечелюстным синуситом, ассоциированным с хламидийной инфекцией, значительно чаще предъявляли жалобы на боли в области пораженных пазух, лба, корня носа (в 54 % против 23 %, р = 0,02). Кроме этого, у инфицированных хламидиями детей были более выражены системные реакции на инфекцию, проявляющиеся повышением температуры тела почти у половины детей (у 13 человек, 46 %). Тогда как в группе детей, у которых наличие хламидий не было подтверждено, температурная реакция имела место только у 6 детей: (в 20 %, р = 0,03).

При сравнении средних показателей лейкоцитограммы больных острым синуситом детей с контролем независимо от наличия или отсутствия хламидийной инфекции никаких различий в абсолютном или относительном содержании отдельных клеток крови обнаружено не было (табл. 1). Исключение составили только относительные показатели лимфоцитов, которые были значительно ниже у больных детей с идентифицированными хламидиями в сравнении со здоровыми детьми.

Различия в показателях иммунного статуса (табл. 2) касались только детей, у которых острое воспаление верхнечелюстных пазух было сопряжено с хламидийной инфекцией. Так, у них по сравнению со здоровыми детьми имело место значимое повышение относительного содержания Т-клеток CD8+ (р = 0,003).

При сравнении показателей гуморального иммунитета установлено статистически значимое повышение IgA (р < 0,001) как у детей с верифицированной хламидийной инфекцией (Ме = 2,5, ИКИ 1,4–3,6), так и у детей с неподтвержденной хламидийной инфекцией (Ме = 2,0, ИКИ 1,5–2,5) по сравнению со здоровыми лицами (Ме = 0,8, ИКИ 0,5–1,2).

Заключение

Таким образом, проведенные исследования показали высокую частоту выявления хламидийной инфекции у детей, госпитализированных по поводу острого верхнечелюстного синусита – почти у половины лиц. В структуре видового распределения удельный вес хламидофильной инфекции в 2,5 раза превышает долю Chlamydiа trachomatis. У седьмой части детей с острым синуситом имеет место хламидийная микст-инфекция.

У детей с острым синуситом, получавших с первых же дней заболевания в амбулаторных условиях антимикробную терапию, оптимальным сроком для выявления хламидийной инфекции является длительность заболевания, не превышающая 2 недель. В более поздние сроки индикация хламидий проблематична, что связано с трансформирующим действием на хламидии неадекватного антимикробного лечения, способствующего персистенции микроорганизма в виде L-форм. Кроме этого, эмпирически назначаемая этиотропная терапия, затрудняющая диагностику хламидийной инфекции, искажает истинную частоту выявления хламидий.

Клиническая картина острых синуситов у детей с подтвержденным лабораторными методами хламидийным инфицированием слизистой оболочки носа не имеет ярко выраженной специфики. Особенностями, характеризующими клинику острого верхнечелюстного синусита у детей, сопряженного с хламидийной инфекцией, являются более частые жалобы на болевые ощущения в области пораженных пазух, лба и переносицы на фоне более выраженных симптомов общей интоксикации в виде повышения температуры тела.

У детей с идентифицированными хламидиями при остром синусите имеет место наличие дисбаланса в клеточном звене иммунитета, проявляющегося относительной лимфопенией, указывающей на большую выраженность инфекционно-токсических процессов по сравнению с детьми, у которых наличие хламидий подтверждено не было. Кроме этого, у детей с верифицированными хламидиями наблюдается повышение Т-лимфоцитов-CD8+, осуществляющих элиминацию организма от внутриклеточной инфекции, в том числе и от хламидий.

У детей с острым верхнечелюстным синуситом, независимо от наличия или отсутствия хламидийного возбудителя, имеет место повышение уровней сывороточного IgA, что указывает на активацию гуморального звена иммунитета. Повышение уровня сывороточного IgA у детей с идентифицированными хламидиями, возможно, связано с тем, что последние не являются единственными этиологическими агентами, а выступают в роли ассоциантов с другой внеклеточной инфекцией.



Библиографическая ссылка

Белова Е.В., Капустина Т.А., Маркина А.Н., Парилова О.В., Парилова О.В., Кин Т.И. ОСТРЫЙ ВЕРХНЕЧЕЛЮСТНОЙ СИНУСИТ У ДЕТЕЙ, СОПРЯЖЕННЫЙ С ХЛАМИДИЙНОЙ ИНФЕКЦИЕЙ // Успехи современного естествознания. – 2015. – № 4. – С. 9-13;
URL: http://natural-sciences.ru/ru/article/view?id=35054 (дата обращения: 13.11.2018).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252