Научный журнал
Успехи современного естествознания
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,823

КЛИНИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА ИНСУЛИНОРЕЗИСТЕНТНОСТИ И КОМПОНЕНТОВ МЕТАБОЛИЧЕСКОГО СИНДРОМА

Покуль Л.В.
В статье постовариоэктомический синдром рассматривается как предиктор метаболического синдрома у женщин различных возрастных групп. На результатах анализа разнообразного клинико-диагностического материала показано, что женщин с постовариоэктомическим синдромом в возрасте после 40 лет достоверно чаще наблюдаются метаболические нарушения.
постовариоэктомимческий синдром
метаболический синдром
инсулинорезистентность
postovarioectomic syndrome
metabolic syndrome
insulinoresistants
Одномоментное прекращение секреции стероидных половых гормонов приводит к изменениям в работе центрального звена - гипоталамо-гипофизарной системы, к повышению выработки адреналина, норадреналина, АКТГ, возопрессина - стимулирует высвобождение жирных кислот из жировой ткани и повышение их концентрации в плазме крови [3,6,7]. Элиминация эстрогенов снижает выработку глобулина связывающего половые стероиды (ГСПС), что приводит к росту концентраций свободного тестостерона, относительной гиперандрогении и вносит определенный вклад в формирование висцерального ожирения. Однако имеется еще важный механизм влияния половых гормонов на жировую ткань: прямая регуляция активности липопротеинлипазы - главного фермента в контроле накопления триглицеридов в адипоцитах. В состоянии резкой гипоэстрогении активность липопротеинлипазы резко снижается и адипоциты бедренно-ягодичной области уменьшаются в размерах, то есть происходит перераспределение жира. И наконец, в накопленной жировой ткани происходят процессы ароматизации половых гормонов (андрогенов в эстрогены) и их секреция [6,7].

Цель исследования

Изучить особенности липидного и углеводного обмена у женщин репродуктивного возраста в состоянии тотальной овариоэктомии, отягощенных раком тела и шейки матки.

Методика исследования

На базе Клинического онкологического диспансера гор. Краснодара обследовано 140 женщин репродуктивного возраста в состоянии постовариоэктомии. В основную группу I подгруппу «а» (n=31) вошли пациентки с раком тела и шейки матки, после проведенного хирургического лечения; в I группу «в» подгруппу (n=27) - после комбинированных методов лечения (операция + сочетанная лучевая терапия). И в I «с» подгруппу вошли женщины в анамнезе которых проведено только сочетанное лучевое лечение бластом тела и шейки матки. Контрольную группу II (n=53) составили женщины с доброкачественными заболеваниями внутренних гениталий, прооперированные в объеме простой экстирпации матки (n= 53). Критериями включения явились: женщины репродуктивного возраста, пролеченные специальными методами лечения (операция, сочетанная лучевая терапиия/СЛТ, полихимиотерапия/ПХТ) с диагнозом рак тела или шейки матки в состоянии тотальной овариоэктомии от 3 мес до 1 года. Критерии исключения из исследования: применение стероидных половых гормонов, анорексигенных средств, наличие онкопатологии другой локализации, врожденные заболевания печени и обмена веществ.

Для оценки степени избыточной массы тела или ожирения вычисляли индекс массы тела по формуле Кетле: ИМТ = масса тела/рост2 (кг/м2). Выраженность висцерального ожирения определяли косвенно по величине окружности талии (ОТ) и коэффициент-окружность талии/окружность бедер (ОТ/ОБ). При величине окружности талии ≥ 90 см устанавливали висцеральное ожирение. Коэффициент ОТ/ОБ>0,85 расценивали как признак абдоминального ожирения [4]. Показатели углеводного обмена оценивались по показателям концентрации глюкозы и иммунореактивного инсулина (ИРИ) в плазме крови. Нормальными показателями считали 6-24 мкЕ/мл. Для определения наличия и степени выраженности инсулинорезистентности применялись методики: определение коэффициента инсулинорезистентности по F.Caro [5], который является отношением отношение глюкозы (в ммоль/л) натощак к базальной концентрации иммунореактивного инсулина (ИРИ). Количественным критерием при измерении концентрации глюкозы в ммоль/л в крови являлся индекс 0,33 (критерием наличия инсулинирезестентности/ИР при подсчете глюкозы крови в (мг/дл) считается значение индекса 6,0). M.N. Duncan установил, что степень выраженности инсулинорезистентности более четко характеризует другой не менее простой индекс (Индекс HOMA-IR НОmeostasis Мodel Аssessment - HOMA модель оценки гомеостаза для инсулинрезистентности), который вычисляют по следующей формуле: Индекс инсулинорезистентности = гликемия натощак (моль/л)/ х базальный уровень ИРИ (мкЕд/мл)/22,5. Чем выше индекс HOMA, тем ниже чувствительность к инсулину и, следовательно, выше ИР [5]. Для оценки состояния липидного обмена в сыворотке крови определяли уровня общего холестерина (ХС), холестерина липопротеинов низкой плотности (ХС-ЛПНП), холестерина липопротеинов высокой плотности (ХС-ЛПВП), триглицеридов. Исследование крови проведено на базе биохимической лаборатории ККОД на аппарате «SYNCHRON CX9» Исследование гонадотропных, половых стероидных гормонов и инсулина проведены иммунофлюоресцентным методом на аппарате «Integra», «Ebot» США. Статистическая обработка и архивация полученных результатов выполнены с использованием программы STATISTICA 6,0 и Excel.

Результаты исследования

Возраст больных соответствовал репродуктивному. Выявлено, что средний возраст пациенток основной группы достоверно ниже среднего возраста женщин, составивших контрольную группу (при t=12,04 р<0,001).Средний возраст пациенток основной группы I (I «а», I«в», I«с» подгрупп) составил 35,87±0,867 при
n=87 чел.

Не установлены достоверные различия между группами по параметру индекса массы тела, гонадотропных и половых стероидных гормонов. В среднем ИМТ находился в обеих выборках в диапазоне 27,43±0,945 (σ=9,29) (табл. 1).

Таблица 1.

Показатели гонадотропных, половых гормонов и ИМТ у женщин с постовариоэктомическим синдромом

Группы

ФСГ,мМЕ/мл,

 

(М±m)

ЛГ мМЕ/мл,

 

(М±m)

Эстрадиол, пмоль/л, (М±m)

Прогестерон, нмольл,

(М±m)

I группа

«а» п/группа

77,3±5,53*

41,6±2,93*

38,77±7,45*

1,15±,15**

«в» п/группа

74,8±5,81

38,07±2,78

45,59±8,2*

2,10±,54

«с» п/группа

72,53±6,33*

34,71±2,7*

33,83±6,6**

2,78±,63

II группа

75,7±4,51

37,72±2,04

40,38±5,34

2,14±,35

Примечание: (t критерий Стьюдента):* в сравнении показателей по группе II и группам Iа, Iв , Iс р<0,05;** р<0,01; ***р<0,001.


Высокая дисперсионность показателя эстрадиола в подгруппах I«а», I«б», I«с» и группы II обусловлена наличием значительных долей пациентов с высокими значениями эстрадиола: в подгруппе «I а» таких пациентов выявлено 6 чел (19,3%) в подгруппе I «в» - 5 чел (18,5%), подгруппе I «с» - 3 чел (10,3%), в группе II - 11 чел 20,8%. У остальной части женщин «а» подгруппы (n=26 чел) среднее значение показателя эстрадиола находилось в пределах 24,6 пмоль/л (σ=12,57), «в» подгруппы в интервале 26,64 пмоль/л (σ =11,83) «с» подгруппы - 22,77 пмоль/л (σ =10,40) и II группы - 22,83 пмоль/л (σ=11,07).Корреляционный анализ во всех исследованных группах выявил достоверную отрицательную корреляционную связь между высокими показателями ЛГ и ФСГ и низкими показателями стероидных половых гормонов (уровень достоверности в пределах 95-99%). Корреляционный анализ показателей индекса массы тела и окружности талии у женщин всех исследуемых групп демонстрирует высокую достоверную положительную корреляцию: подгруппа I «а» r=0,761, (p<0,001); подгруппа I «в» r=0,908, (p<0,001);подгруппа I «с» r=0,848,(p<0,001); группа II r=0,789, (p<0,001); что согласуется с данными литературы [1, 3,4,5,8]. Полученные результаты показателей липидного спектра крови, глюкозы крови и ИМТ позволили также провести корреляционный анализ с использованием t критерия Стьюдента между объемом талиитриглицеридами; триглицеридамиХС-ЛПНП; ХС-ЛПНПхолесте-рином. Обнаружено наличие достоверно высокой прямой корреляционной зависимости во всех группах и подгруппах (при t=4,36 r=0,822; при t=4,02 r=0,759; при t=4,96 r=0,935 0,05 <p<0,01) соответственно во всех группах и подгруппах. Отрицательная корреляционная связь обнаружена между ИМТХС-ЛПВП (t=2,04, r=-0,385, р<0,05).

Индекс CARO в подгруппе I «а» выражен средним показателем 0,383 (σ=0,24), при этом у женщин с выраженным ожирением (31<ИМТ<123; n=16 чел.) этот показатель достоверно ниже средне группового (при t=2,57 р<0,02): 0,27±0,01. Аналогично выглядит индекс HOMO: при среднем показателе 11,57 (σ=6,14), в этой части подгруппы он составил 16,81±1,54, что также статистически различно (при t=2,5 р<0,02).Индекс HOMO в подгруппе I «а» в среднем составил 11,57 (σ=7,57), но у женщин у тех же женщин с ИМТ, значительно превышающим норму, индекс НОМО находился пределах 16,81 (σ=6,14).Приведенные результаты свидетельствовали (при сочетании не менее двух признаков) о наличие в когорте пациентов (n=16) подгруппы I «а» инсулинорезистентности и риска развития сахарного диабета 2 типа (табл. 2). Интересным, на наш взгляд, являются полученные результаты индексов CARO и HOMO у пациенток подгрупп I«в» и I«с» исследовательской группы I. В данных подгруппах изменения липидного спектра крови и следовательно наличие метаболического синдрома зарегистрировано только у 11 человек («в» n=6; «с» n=5). Индекс CARO в подгруппе I «в» находился на уровне 0,473 (σ=0,26) и НОМО в пределах 7,07 (σ=7,37). Аналогичные показатели в подвыборке у женщин с ожирением 3 ст (n=6) обнаруживали следующие: индекс CARO соответствовал 0,252 (σ=0,028), индекс НОМО в пределах 19,83 (σ=4,03). Показатели подгруппы «с» продемонстрировали также отсутствие тяжелых метаболических сдвигов. Индекс САRO в целом в подгруппе имел значения 0,44 (σ=0,45) при n=29, тогда как у 5 женщин зарегистрирован показатель ИМТ превышающий 24, но не выходящий за пределы 26. Индекс CARO у этих женщин определялся в границах 0,34 (σ=0,37) . Индекс НОМО имел значения 9,83(σ=3,30). Приведенные по данным подгруппам основной группы I показатели инсулинорезистентности наглядно продемонстрировали отсутствие в подгруппах большого числа пациенток склонных к развитию метаболического синдрома. Однако, в подвыборках каждой из подгрупп индексы CARO, НОМО, концентрация ТГ, ХС-ЛПВП, холестерина находились в пределах соответствующих развитию метаболического синдрома. Значения индексов CARO и HOMO контрольной группы II (n=53), так же как и ИМТ достоверно отличались от аналогичных показателей подгрупп I «в» и I «с» основной группы I (см. табл. 2-3). В данной группе зарегистрировано значительно большее количество женщин с ожирением II - IVст (n=27). Следовательно, индексы инсулинорезистентности находились на уровнях превышающих рефересные. Индекс CARO в группе определялся на уровне 0,292 (σ=0,170). Индекс HOMO имел значения 8,320(σ=0,747). Полученные результаты дают основание говорить о наличии у 51% пациентов (n=27) метаболического синдрома с возможным исходом в сахарный диабет 2 типа.

Таблица 2.

Показатели инсулинорезистентности во всех исследуемых группах

Группы

Индeкс CARO,

 

(M±m)

Индекс HOMO,

 

(M±m)

Инсулин натощак, мкЕД/мл

(M±m)

I «а» подгруппа

0,383±0,043*

11,57±1,36*

27,55±2,39*

I «в» подгруппа

0,473±0,05*

7,07±1,42*

19,61±2,6*

I «с» подгруппа

0,441±0,05*

4,66±0,59*

18,2±1,65*

Группа II

0,279±0,05*

12,23±1,53*

26,82±1,52*

* Примечание: Статистически достоверные различия при р<0,05, t критерий Стьюдента между показателями подгрупп «в» и «с» с группой II; подгрупп I между собой

Обсуждение

Остро наступающий дефицит половых гормонов вызывает состояние дезадаптации во всей нейроэндокринной системе женщины, что проявляется многогранной симптоматикой, свидетельствующей о вовлечении в патологический процесс практически всех систем, сопряженных с репродуктивной. Пациентки предъявляли жалобы на стремительное увеличение массы тела в течение 6ти месяцев после выключения функции яичников. Изменение структуры тела (накопление жира преимущественно в области передней брюшной стенки) встречалось в 1,9 раза чаще у женщин контрольной группы, в 1,2 раза чаще в подгруппе I « а» основной группы, по сравнению с подгруппами I «в» и I «с». Тесная связь абдоминального ожирения с инсулинорезистентностью, гормональными и метаболическими нарушениями, являющимися факторами риска развития сахарного диабета 2-го типа, подтверждена многими авторами [1,1,4]. При анализе липидного спектра сыворотки крови женщин с постовариоэктомическим синдромом было установлено увеличение числа атерогенных фракций (триглицериды, ХС-ЛПНП). Интенсивный липолиз в висцеральных адипоцитах запускает каскад метаболических реакций, приводящих к повышению содержания триглицеридов и ХС-ЛПНП, а также снижению ХС-ЛПВП [8]. У пациенток с тотальной овариоэктомией и медикаментозной супрессией яичников при нормальной массе тела сохраняется повышение уровня атерогенных фракций ТГ,ХС-ЛПНП,ХС и низкое содержание ЛПВП. Нами было установлено, что у оперированных и пролеченных комбинированными методами (СЛТ, ПХТ) женщин репродуктивного возраста развитие дислипидемий наблюдалось реже, чем в контрольной группе пациенток у которых возраст приближался к переменопаузальному. В основной группе подгруппах I «в» и «I с» таких пациенток было 11 чел (19%), в контрольной группе число женщин с ожирением различной степени выраженности достигло 27 чел (50,9%) φ<0,01. Однако, стоит отметить, что в подгруппе I «а» нами также выявлены пациенты с метаболическими нарушениями (n=16). По нашему мнению данные различия частоты МС между группами связаны с одной стороны с возрастом женщин (35,87±0,867 ((σ=5,10)) в основной группе, с другой стороны - с агрессивным отрицательным влиянием на процессы метаболизма липидов сочетанных лучевых и полихимиотерапевтических методов, при проведении которых у пациентов превалирует катаболизм всех липидных фракций, что в свою очередь становится причиной снижения массы тела у части пациентов. Рак женской половой сферы - наиболее частая причина смерти женщин в современном обществе [2]. Стратегией врачей гинекологов и онкологов являются: продление жизни женщины и сохранения ее на высоком уровне качества. Развивающийся вследствие хирургической или медикаментозной менопаузы постовариоэктомимческий синдром занимает особое место среди гипоэстрогенных состояний женщины, патогенетически отличаясь от возрастной менопаузы [6].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Беляков Н. А., Сеидова Г. Б., Чубриева С. Ю., Глухов Н. В. -Метаболический синдром у женщин (патофизиология и клиника).- СПб.,2005.-440c.
  2. Бохман Я.В. Руководство по онкогинекологии. Ленинград,1989.- 464 с.
  3. Бутрова С.А., Дзгоева Ф.Х. Висцеральное ожирение - ключевое звено метаболического синдрома. Ожирение и метаболизм.- 2004-. № 1. - С.3-9.
  4. Дедов И. И., Мельниченко Г. А. Ожирение: Этиология, патогенез, клинические аспекты.- М., 2004.- С. 216-232.
  5. Ройтберг Г.Е. Метаболический синдром / Под ред.чл.-корр. РАМН. - М.: МЕД -пресс-информ, 2007.- 224с.
  6. Сметник В.П. Медицина Климактерия.- М.,2006.- 848с.
  7. Юренева С. В. Синдром постовариэктомии // Materia Medica.- 1999. -№ 2 (22). -
    С. 3-10.
  8. Ryan A. S., Nicklas B. J., Berman D. M. Hormone replacement therapy, insulin sensitivity, and abdominal obesity in postmenopausal
    women // Diabetes. Care.- 2002. -Vol. 25., № 1.- Р. 127-133.

Библиографическая ссылка

Покуль Л.В. КЛИНИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА ИНСУЛИНОРЕЗИСТЕНТНОСТИ И КОМПОНЕНТОВ МЕТАБОЛИЧЕСКОГО СИНДРОМА // Успехи современного естествознания. – 2009. – № 9. – С. 46-50;
URL: http://natural-sciences.ru/ru/article/view?id=12790 (дата обращения: 19.06.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074