Научный журнал
Успехи современного естествознания
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,775

Социальная маркировка разговорной речи жителей провинциального города (на примере г. Ачинска)

Перфильева А.В. 1
1 Ачинский филиал ФГБОУ ВПО «Красноярский государственный аграрный университет»
1. Китайгородская М.В. Современная городская коммуникация: Тенденции развития: (На материале языка Москвы) / М.В. Китайгородская, Н.Н. Розанова // Русский язык конца 20 столетия (1985–1995). – М., 2000. – С. 345–383.
2. Юнаковская А.А. Социальная дифференциация языка города (проблемы и перспективы) // Филологический ежегодник. – Омск, 1999. – Вып. 2. – С. 80–85.

Единое социокультурное информационное пространство предполагает не только наличие единой информационной среды, доступной каждому в одинаковой степени, но и существование неких социальных, этических, культурных ориентиров, обеспечивающих универсальность в понимании потребляемой информации. Современный город многолик, жители города отличаются уровнем образованности, культуры, системой ценностей и этических норм. Это неизбежно находит отражение в их речи, определяет уровень понимания и особенности интерпретации информации, приоритетные источники её получения. Поэтому о проблемах единого социокультурного информационного пространства можно говорить не только на уровне государственного, международного взаимодействия, что сегодня, безусловно, актуально, но также на уровне города, региона.

В результате анализа разговорной речи жителей г. Ачинска младшего (18–30 лет), среднего (31–49 лет) и старшего (от 50 лет и старше) поколений были определены преобладающие типы речевой культуры в каждой из групп респондентов.

Большинство высказываний представителей младшего поколения можно отнести к массовой молодежной культуре, характерной для носителей литературно-речевой культуры и фамильярно-разговорной системы. Обращает внимание однотипность синтаксических конструкций, их предельная упрощенность, обилие местоимений. Особый интерес представляет факт проникновения элементов письменной ненормированной речи, например, так называемого «языка падонков»: вместо смеха употребляется словоформа «бугага». Подобный элемент, видимо, используется вместо характерных для просторечия особых звукоизобразительных приемов (хихиканья в высокой тональности, звукоизобразительных слов – бах, бум, бац и т.п.). В ряде текстов этой группы, наряду с кодифицированными формами, проявляются черты просторечия как на фонетическом, так и на морфологическом уровне (поразговаривать, с города, нету). Существенно снижают текст слова-паразиты (вооот, как бы), хезитация, дополнительные звуковые вкрапления, типа причмокивания, вздохов, растягивания звуков. Имеет место экспрессивная геминация (слышимое удвоение звука (обычно согласного) по долготе) начального согласного слова, например: [пп]омягче. Упрощение слоговой структуры слова: [асной] (основной), [здрась]те.

При этом в текстах имеются слова, маркирующие принадлежность респондента к образованным людям (пытающимся казаться образованными): основной базис (тавтологическое сочетание), в далеком крае Хабаровском (инверсия, аналог выразительного средства поэтической речи), обстановка в городе (фраза, характерная для книжной речи официально-делового, публицистического стиля) и др.

Представители среднего поколения чаще всего демонстрируют принадлежность к средне-литературному типу речевой культуры. Об этом свидетельствует, в частности, использование жаргонных слов и выражений (приколистка, выпали в осадок), употребление слов, принимающих в зависимости от контекста то или иное значение (укрепила всё это дело на голове), употребление разговорных фразеологизмов, часто сопровождаемое разрушением фразеологизма (покатились от смеха – покатиться со́ смеху), обилие местоимений, использование их

1) с целью усиления характеристики (она у меня такая забавная вся);

2) для обозначения второстепенных в контексте данного высказывания событий, актуализировать которые, однако, важно, чтобы вписать случай, рассказанный респондентом, в ряд подобных событий (вечно с ней что-нибудь случается, вечно она что-нибудь выдумывает), последнее усилено лексическим повтором (вечно);

3) в собственно функции номинации (она – вместо имени дочери); включение прямой речи, имитирующей произносительные особенности чужой речи, в собственное монологическое высказывание, вставные конструкции, характерные для разговорной речи (буквально вот в тот четверг это было; ну не знаю даже); инверсия (дочери моей шесть лет; в садике это самое популярная, по-моему, игра…), характер невербальных включений (смех, причмокивание).

Среди представителей старшего поколения были выявлены как те, кого, согласно классификации А.А. Юнаковской, можно отнести к «полудиалектной» культуре, так и носители средне-литературного типа речевой культуры. В речь первых включены типичные для просторечия элементы: орфоэпические, лексические, грамматические ошибки, экспрессивная геминация начального согласного слова ([ччо]), употребление тавтологических сочетаний, упрощение слоговой структуры слова (ше[с’ат], ни[чо]), употребление глаголов типа: выдергиваются, докатились (в значении: дошли, доросли), инверсия (родила детей двоих), неполнота предложений, недосказанность отдельных слов (он был еще глиноземный комби.., Сейчас его уже, конечно, не узнать. Стал везде… только что нашим детям стало теперь потруднее) и нек. др.

Средне-литературный тип речевой культуры наиболее ярко проявляется в речи представителей старшего поколения, имеющих высшее образование. Так, наряду с разговорными и даже просторечными элементами (типа: обращаласЯ; хезитацией), в текстах находят отражение слова книжного стиля (лесонасаждения, благоустроенные, благоустройство, аббревиатура ЖЭК). Это свидетельствует, в частности, о неумении риторически целесообразно организовать монологическое высказывание, об ориентации на письменную форму речи, что, вероятно, имеет также и экстралингвистические причины (приоритет письменных текстов и чтение публичных докладов и выступлений несколько десятилетий назад).

Таким образом, как показал анализ, представителей элитарной речевой культуры в городе выявить достаточно сложно; их круг более узкий, чем круг людей с высшим образованием. Среди образованных людей (высшее образование, осознанное самообразование) среднего и старшего поколений преобладает средне-литературный тип речевой культуры. Для молодёжной среды города характерен фамильярно-разговорный тип речевой культуры. Именно среди представителей этого типа речевой культуры особенно сильно карнавальное, фарсовое начало городской среды, ироничный взгляд на события и факты общественной жизни.

В целом, проведенный анализ подтверждает общероссийскую тенденцию, отмеченную в работах исследователей языкового облика современного города. Речевая культура определенного типа обеспечивает ценностно-смысловое единство – основу целостности социокультурного пространства. Наличие разных типов речевой культуры, таким образом, препятствует этому процессу, актуализируя проблему единого социокультурного информационного пространства.


Библиографическая ссылка

Перфильева А.В. Социальная маркировка разговорной речи жителей провинциального города (на примере г. Ачинска) // Успехи современного естествознания. – 2013. – № 7. – С. 164-165;
URL: https://natural-sciences.ru/ru/article/view?id=32624 (дата обращения: 20.07.2024).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1,674