Научный журнал
Успехи современного естествознания
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,736

ПРОСТРАНСТВО ПРИГРАНИЧНОЙ ТЕРРИТОРИИ ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ: ПРОЦЕССЫ «СЖАТИЯ» И МОНОЦЕНТРИЗМА

Шворина К.В. 1
1 ФГБУН «Институт природных ресурсов
Статья посвящена вопросам социодемографического развития приграничной зоны Забайкальского края – районов непосредственно граничащих с Китаем и Монголией. В статье приводится характеристика процесса социально-экономического «сжатия» пространства приграничных районов Забайкальского края, проявляющегося на примере явления «моноцентризма» или централизации территории – все большего стягивания и концентрации населения в крупных поселениях на всех статусных уровнях. Оно связано преимущественно с активными миграционными перемещениями и постепенной потерей демографических ресурсов населенными пунктами, что напрямую влияет на их статус и жизнеспособность, в особенности в сельской местности. Данное явление способствует усилению асимметричности в системах городского и сельского расселения, возникновению проблем эффективного размещения производственных сил и объектов инфраструктуры при возрастающей нагрузки на города и крупные населенные пункты. Показатель моноцентризма приграничной зоны Забайкальского края рассчитан на основе веса районных центров в общей численности населения района. Он характеризуется поступательным увеличением и демонстрирует подъемы и спады в социально-экономическом развитии. Общая социодемографическая ситуация в пограничном регионе – Забайкальском крае характеризуется проявлением неблагоприятных тенденций в развитии демографической ситуации. Возрастающая депопуляция населения, трансформация института семьи и брака, тенденции распространения семей с одним ребенком являются результатом изменения демографического поведения жителей региона, что ослабляет демографические возможности его успешного развития и усиливает социально-демографические риски. Для районов приграничной зоны Забайкальского края характерно значительное демографическое истощение ресурсов, обусловленное высокой естественной и миграционной убылью населения.
Забайкальский край
моноцентризм
социально-экономическое «сжатие»
демографическое развитие
социальная инфраструктура
1. Трейвиш А.И. «Сжатие» пространства: трактовки и модели / А.И. Трейвиш // Сжатие социально-экономического пространства: новое в теории регионального развития и практике его государственного регулирования. – М.: Институт географии РАН, 2010. – C. 16–31.
2. Цзе Ши. Китайский фактор на новом этапе развития восточных регионов России / Цзе Ши // ЭКО. – 2017. – № 3 (513). – С. 37–47.
3. Горина К.В. Демографическая характеристика структур городской и сельской местности Забайкальского края / К.В. Горина // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Естественные науки. – 2014. – Т. 26, № 3 (174). – С. 166–174.
4. Социально-экономическое положение городских округов и муниципальных районов Забайкальского края. Cтат. сб. / Забайкалкрайстат. – Чита, 2017. – 145 с.
5. Социально-экономическое положение муниципальных районов и городских округов Забайкальского края. Cтат. сб. / Забайкалкрайстат. – Чита, 2011. – 154 с.
6. Возрастно-половой состав населения Забайкальского края по итогам всероссийской переписи населения 2010 года (часть I), Стат. сб. / Забайкалкрайстат. – Чита, 2012. – 133 с.
7. Паспорта социально-экономического положения муниципальных районов Забайкальского края за 2017 г., представленные Службой занятости населения Забайкальского края.
8. Всесоюзная перепись населения 1979 г. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus79_reg1.php (дата обращения: 04.05.2018).
9. Всесоюзная перепись населения 1989 г. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/census.phpcy=6 (дата обращения: 20.04.2018).
10. Численность населения сельских населенных пунктов Забайкальского края Стат. сб. / Забайкалкрайстат. – Чита, 2017. – 60 с.
11. Объекты инфраструктуры муниципальных образований Забайкальского края. Стат. сб. / Забайкалкрайстат. – Чита, 2017. – 74 с.
12. Объекты инфраструктуры муниципальных образований Забайкальского края. Стат. сб. / Забайкалкрайстат. – Чита, 2014. – 103 с.

Для многих приграничных территорий Российской Федерации актуальной является проблема сохранения и закрепления численности населения. Демографическое истощение ресурсов территории сопровождается постепенным сокращением сети населенных пунктов. Данный процесс можно охарактеризовать через явление социально-экономического и демографического «сжатия» пространства. По мнению А.И. Трейвиша, одна из трактовок «сжатия» пространства понимается как «процесс физического сокращения обжитых и интенсивно освоенных территорий» [1, с. 20]. В стране оно имеет разную специфику развития и интенсивность протекания от места к месту, однако общий тренд развития прослеживается для всех регионов. Явление «сжатия» представляет собой составляющую единого процесса – трансформации социально-экономического пространства регионов страны. В условиях фронтира данное явление может значительно повлиять на территориальную организацию жизнедеятельности населения. Кроме того, зачастую «эффект границы» вносит свои коррективны в деформацию освоенного пространства.

Социально-экономическое «сжатие» на территории может проявляться за счет физического сокращения сельскохозяйственных земель, исчезновения населенных пунктов, сокращения сети социальной инфраструктуры и др. Опосредованно оно может также проявляться за счет явления «моноцентризма» или централизации территории – стягивании и концентрации населения в крупных поселениях на всех статусных уровнях. Оно связано преимущественно с активными миграционными перемещениями и постепенной потерей демографических ресурсов населенными пунктами, что напрямую влияет на их статус и жизнеспособность, в особенности в сельской местности. Данное явление способствует усилению асимметричности в системах городского и сельского расселения, возникновению проблем эффективного размещения производственных сил и объектов инфраструктуры при возрастающей нагрузки на города и крупные населенные пункты.

Усиливающаяся пространственная неоднородность системы расселения территории отражается на ее конфигурации, устойчивости населенных пунктов, особенно в сельской местности. Населенные пункты в пространстве пограничья – показатели освоенной и заселенной территории. В этом же аспекте выступают объекты социальной инфраструктуры. Их ликвидация может иметь значительные последствия для территорий, особенно в области здравоохранения и образования, способствовать снижению уровня качества жизни ее населения, потери ее миграционной привлекательности, постепенному исчерпанию демографических ресурсов. В совокупности это означает замирание социальных и экономических процессов.

Цель исследования: в данной статье предлагается рассмотреть некоторые особенности протекания процесса социально-экономического «сжатия» на территории пограничных районов Забайкальского края.

Материалы и методы исследования

Для исследования вопросов социально-экономического «сжатия» и моноцентризма приграничных районов Забайкальского края использовалась статистическая информация баз данных Забайкалкрайстата и переписей населения региона за 1979, 1989 и 2010 гг.

Результаты исследования и их обсуждение

Процесс социально-экономического «сжатия» можно представить с нескольких сторон: с демографической – охарактеризовать исчерпание демографических ресурсов территориии и их последствия, с другой стороны, отразить изменения в социальной инфраструктуре – сокращении числа объектов.

Демографические аспекты ситуации

Общая социодемографическая ситуация в пограничном регионе – Забайкальском крае характеризуется проявлением неблагоприятных тенденций в развитии демографической ситуации. Возрастающая депопуляция населения, трансформация института семьи и брака, тенденции распространения семей с одним ребенком являются результатом изменения демографического поведения жителей региона, что ослабляет демографические возможности его успешного развития и усиливает социально-демографические риски. Происходящие трансформации экономического развития отмечают и зарубежные исследователи. По мнению китайского исследователя Цзе Ши, «за долгие годы отсутствия внимания «центра» Сибирь и Дальний Восток превратились в зону «депрессии», особенно – по сравнению со смежными быстро развивающимися странами АТР» [2, с. 38]. В целом геодемографическая ситуация в регионе характеризуется поступательным истощением демографических ресурсов территорий, что делает все более «проницаемым» приграничное пространство страны.

В системе расселения отмечается усиление процессов асимметричности в размещении городского и сельского населения в регионе. Основные изменения в структуре расселения связаны с сокращением населения и числа пунктов. Число выделяемых городов в регионе осталось прежним, значительно уменьшился их демографический потенциал. Уменьшилось число пунктов с людностью 3,1–5,0 и 5,1–10,0 тыс. чел. Значительно сократилось число населенных пунктов в сельской местности. Увеличился удельный вес пунктов, переходных к пустующим, с численностью до 300 чел. по сравнению с концом прошлого века, на современном этапе они сосредотачивают 12,6 % от массива жителей сельской местности [3]. Общая тенденция региональной системы расселения Забайкальского края связана с дальнейшим увеличением мелкоселенности, что определяет усиление нежизнеспособности небольших по людности населенных пунктов и сокращение сети расселения, возрастание разрежённости пограничного пространства региона.

Более динамично протекают процессы непосредственно в приграничной зоне Забайкальского края. Географически к данной территории относятся районы: Акшинский, Борзинский, Забайкальский, Ононский, Кыринский, Краснокаменский, Калганский, Нерчинско-Заводский и Приаргунский. Для этих районов характерно значительное сокращение численности населения, в большей степени выраженное для сельских территорий, социально-экономическое развитие которых демонстрирует кризисную ситуацию (табл. 1) [4–6]. К данной группе относятся практически все районы, кроме Краснокаменского, Борзинского и Забайкальского. В структуре системы расселения первых представлены крупные для региона города (Краснокаменск и Борзя), обладающие промышленным и транспортным потенциалом, что в некоторой степени позволяет сдерживать миграционные потери населения. В отношении Забайкальского района играет роль граница с Китаем – крупный международный пункт пропуска в условиях безработицы позволяет местным жителям искать источники дохода в развитии челночного бизнеса.

Таблица 1

Динамика некоторых показателей демографического развития приграничных районов с 2010 г. к 2016 г.

 

численность населения, %

численность возрастных групп, %

моложе трудоспособного

трудоспособного

старше трудоспособного

Акшинский

–26,4

7,9

–41,0

7,6

Борзинский

–13,8

0,3

–19,2

12,7

Забайкальский

–4,0

6,1

–1,3

22,6

Калганский

–26,3

–8,0

–24,9

11,6

Краснокаменский

–12,3

–0,9

–22,4

17,7

Кыринский

–23,4

3,6

–20,9

10,5

Нерчинско-Заводский

–22,5

0,2

–28,7

13,0

Ононский

–29,6

2,6

–33,9

15,7

Приаргунский

–25,0

3,1

–20,5

14,7

Примечание. «–» сокращение численности населения к 2016 г.

Наблюдаются изменения в возрастной структуре населения – на фоне незначительного увеличения прослойки молодежи наблюдается сокращение трудоспособного населения и рост лиц пенсионного возраста (табл. 1) [4, 6]. Нарастающая депопуляция в районах приводит к постепенному обезлюдеванию значительных пространств приграничной зоны. Необходимо отметить, что для большей части районов произошло снижение коэффициента естественного прироста населения, незначительные увеличения характерны только для Забайкальского, Нерчинско-Заводского, Ононского и Приаргунского районов (рис. 1) [4, 5].

hvor1.tif

Рис. 1. Динамика коэффициента естественного прироста населения приграничных районов в 2010 и 2016 гг.

Естественные потери и снижение рождаемости дополняются высокой миграционной убылью населения в приграничной зоне. Все рассматриваемые районы характеризуются нарастающим оттоком населения, особенно из сельской местности, в том числе и Забайкальский район, для которого ранее была характерна положительная динамика миграции (рис. 2) [4, 5]. Центрами концентрации выступают города и крупные населенные пункты, однако и их статусность не может гарантировать стабильности социально-экономического положения. Так, по данным службы занятости 74 % незанятого трудоспособного населения Краснокамеснкого района сосредотачивает г. Краснокаменск, 54,3 % пгт. Забайкальск, 30,3 % г. Борзя [7, 8]. Во многом это связано с занятостью местных жителей в международной челночной торговле.

hvor2.tif

Рис. 2. Миграционный прирост (убыль) населения в 2010 г. и 2016 гг., чел.

Наблюдается истощение ресурсов населенных пунктов, особенно в сельской местности, за счет естественной убыли и высокой миграционной активности населения. Во многом этому способствует безработица, снижение уровня жизни населения. Продолжающееся измельчание населенных пунктов способствует постепенному «сжатию» освоенного пространства. Примером изменений в размещении населения по территории районов выступает показатель моноцентризма – удельный вес районного центра в общей численности жителей конкретного района. Данный показатель характеризуется поступательным увеличением и демонстрирует подъемы и спады в социально-экономическом развитии. В этом отношении среди рассматриваемых приграничных районов лидерство принадлежит городам – Краснокаменску и Борзе, а также пгт. Забайкальск – они сосредотачивают более половины населения своих районов (а города почти все) (рис. 3) [8–10].

hvor3.tif

Рис. 3. Динамика удельного веса районных центров в общей численности населения районов, %

Изменения в социальной инфраструктуре

За рассматриваемый период времени в системе расселения районов приграничной зоны изменений не произошло – количество населенных пунктов осталось прежним. Вообще, для Забайкальского края в этом аспекте характерен инертный характер протекания. Всего территория со времени проведения переписи 1989 г. – периода социально-экономического и демографического расцвета региона – потеряла 38 территориальных пунктов [3, с. 167]. В отношении числа объектов социальной инфраструктуры «сжатие» пространства территории проявилось за счет их сокращения. В большей степени это наблюдается в отношении объектов бытового обслуживания – только для Борзинского, Забайкальского, Калганского, Ононского и Приаргунского районов в 2016 г. по сравнению с 2013 г. их число осталось прежним (табл. 2) [11, 12]. В 2016 г. число объектов социально-бытовой сферы в расчете на 1000 человек населения районов превышают показатели 2013 г. В особенности это касается торговых точек, магазинов, аптек и объектов общепита. Незначительное снижение прослеживается для объектов бытового обслуживания населения [11, 12]. Ситуация объясняется общим сокращением численности населения районов, что в первую очередь сказывается на количестве объектов социальной инфраструктуры и в меньшей на сфере обслуживания. Постепенно количество последних сократится за счет снижения числа пользователей услугами.

Таблица 2

Число объектов сферы обслуживания на 1000 чел. населения

 

объекты бытового обслуживания населения

магазины, киоски, палатки

аптеки, аптечные магазины

объекты общепита

2016

2013

2016

2013

2016

2013

2016

2013

Акшинский

1,2

1,4

11,5

10,4

0,3

0,2

2,1

2,0

Борзинский

2,1

1,9

9,8

7,5

0,2

0,2

1,3

1,3

Забайкальский

2,5

2,4

9,7

9,5

0,4

0,2

2,2

2,2

Калганский

0,9

0,7

9,8

7,3

0,5

0,4

0,8

0,6

Краснокаменский

1,1

1,2

6,6

6,2

0,4

0,3

1,1

0,9

Кыринский

0,8

1,3

9,6

8,1

0,5

0,3

1,6

1,5

Нерчинско-Заводский

0,6

0,8

10,1

9,3

1,4

1,6

2,1

2,2

Ононский

1,5

1,0

10,6

7,8

0,3

0,2

1,8

0,4

Приаргунский

1,6

1,6

9,4

7,6

0,2

0,1

1,5

1,2

Что касается числа объектов спортивных сооружений, то их количество практически повсеместно осталось прежним, за исключением Борзинского, Забайкальского и Калганского районов (табл. 3) [11, 12]. Значительные сокращения во всех районах характерны для учреждений культурно-досугового типа. Также отмечается сокращение числа образовательных организаций в районах Борзинском, Забайкальском, Калганском и Краснокаменском и Кыринском.

Таблица 3

Число объектов социальной инфраструктуры на 1000 чел. населения

 

все виды спортивных сооружений

все учреждения культурнодосугового типа

образовательные организации

2015

2013

2015

2013

2015

2013

Акшинский

218

218

106

174

13

13

Борзинский

198

324

166

164

21

29

Забайкальский

85

101

85

102

9

10

Калганский

20

47

83

117

9

10

Краснокаменский

175

174

179

205

20

22

Кыринский

145

145

103

146

12

13

Нерчинско-Заводский

164

166

104

173

17

17

Ононский

86

84

160

198

13

13

Приаргунский

130

130

118

160

18

18

Заключение

Для приграничной территории Забайкальского края на современном этапе характерен процесс постепенной социально-экономической трансформации, проявляющейся в нескольких направлениях. С одной стороны, изменения в демографическом развитии территории приводят к моноцентризму районных центров, измельчанию населенных пунктов и истощению их демографических ресурсов. С другой стороны, отмечается постепенное сокращение объектов социальной инфраструктуры.


Библиографическая ссылка

Шворина К.В. ПРОСТРАНСТВО ПРИГРАНИЧНОЙ ТЕРРИТОРИИ ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ: ПРОЦЕССЫ «СЖАТИЯ» И МОНОЦЕНТРИЗМА // Успехи современного естествознания. – 2018. – № 8. – С. 197-202;
URL: http://natural-sciences.ru/ru/article/view?id=36857 (дата обращения: 22.10.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074